Рецензия на книгу Аладара Адама, Юлии Зейкан и Евгении Навроцкой "Белый камень из чёрной темницы".
 

 

 

 

Адам Аладар, Зейкан Юлiя, Навроцька Евгенiя. Бiлий камiнь з чорноi катiвнi. Голокост ромiв Закарпаття. Ужгород, 2006. - 146 с.: илл.


Документальная книга о цыганах Закарпатья - показатель позитивной тенденции. Если прежде литература о цыганах находилась "под крылом у государства", то теперь инициативу проявляют национальные организации. Во многих уголках распавшейся советской империи выходят под эгидой цыганских обществ книги разных жанров. Здесь и словари, и сборники рассказов, и литература исторического характера. Разумеется, качество у этих изданий полярное. Есть очень неряшливо выполненные книги, про которые хочется сказать: "Лучше бы их не было". Но встречаются и настоящие творческие удачи, к которым безусловно относится "Белый камень из чёрной темницы".
В Закарпатской Украине работает, пожалуй, самая серьёзная цыганская организация на территории бывшего СССР. Она ведёт большую культурную работу, оказывает цыганам правовую помощь и вот уже много лет выпускает регулярную газету "Романi яг". Давно замечено, что организации, состоящие из одних цыган, работают менее продуктивно, нежели смешанные по национальному составу. В Закарпатье сложилась прекрасная команда, обладающая как знанием национальной среды, так и высоким профессионализмом в самых разных областях. Вот и творческий коллектив, создавший книгу о цыганах, включает в себя авторов разных национальностей. Аладар Адам, Юлия Зейкан и Евгения Навроцкая провели серьёзное исследование, опрашивая пожилых людей. Там, где это возможно, они подкрепляли нарративные источники архивными сведениями. Кроме того, в приложении ряд документов воспроизведён факсимильно.
Авторы поставили перед собой важнейшую задачу - описать годы Второй мировой войны с точки зрения самих цыган. Разумеется, они не претендовали на всеохватность. В книге описано главным образом то, что происходило на сравнительно небольшой территории, входившей в начале сороковых годов ХХ века в состав Венгрии. Но именно это и является достоинством книги. Работая в хорошо знакомых местах, авторы описывают события с максимальной правдивостью. Я могу оценить, насколько достоверной получилась общая картина хотя бы потому, что тоже опрашивал пожилых цыган Закарпатья. Старики вспоминают о голоде, бесчинствах венгерской жандармерии и немецких оккупантов. Надо отметить, что в ХХ веке Закарпатье имело бурную историю. Здесь проживали люди многих национальностей, а сами земли часто переходили из рук в руки. После Первой мировой войны они отошли вновь образовавшемуся государству - Чехословакии. Многие вспоминают этот период как "золотой век", поскольку капиталистический строй сочетался с заботой о культурном развитии национальных меньшинств. После Мюнхенского сговора Закарпатье было передано Венгрии. Цыгане сразу ощутили на себе более жёсткое обращение. А начавшаяся вскоре война принесла новые беды. Мужчин насильно забирали в армию и отправляли воевать с русскими. Никакого интереса отдавать свои жизни во имя победы гитлеровской Германии у цыган не было. Так что не удивительно их стремление дезертировать или сдаться в плен (показанное в книге на многих примерах). Между тем, в цыганских посёлках Ужгорода, Свалявы, Берегово и десятках других мест жизнь становилась всё хуже. Принудительный труд. Оскорбления и побои. Конфискации домашнего скота. Советское командование не оставляло надежды организовать партизанское движение и время от времени сбрасывали на парашютах диверсионные группы, которые - по идее - должны были обрастать местными жителями. Однако, на практике, советских партизан быстро находили и уничтожали жесточайшими способами. Один из цыган вспоминает, как рядом с их посёлком "лесовиков" привязали к столбам и сожгли заживо. В Закарпатье установился режим террора. Авторы приводят в книге воспоминания о пытках в венгерской контрразведке. Местных евреев собрали в гетто, а потом вывезли на уничтожение в концлагеря. Когда Красная армия подошла близко, цыган тоже стали сгонять за колючую проволоку. Многим стало ясно, что они должны стать следующей жертвой национал-социалистического геноцида...
Особый интерес представляют страницы о жителях цыганских посёлков, которые помогали партизанам и вступили в ряды Красной армии, когда она освободила Закарпатье. Это весьма неожиданные сведения - ведь речь идёт о венгерских и словацких цыганах, которые стали гражданами СССР только после победы над фашизмом. Они не имели перед Советским Союзом никаких формальных обязательств - то есть их выбор был сознательным решением. Большое спасибо авторам, сохранившим память о цыганах-антифашистах Закарпатья.
Книга повествует не только о военном периоде. Так или иначе, пожилые цыгане выходят в своих рассказах за рамки заданной темы. Они вспоминают, как жилось под управлением чешской администрации, а также после вхождения в состав Украины. Некоторые цыгане попали в жернова сталинской репрессивной машины. И это тоже часть нашей общей истории.
Недостатков у рецензируемой книги два. И оба мало влияют на её высокую оценку. Во-первых, в подзаголовке обозначено, что исследование посвящено геноциду цыган - а это расходится с содержанием. Ведь геноцида как такового (массовых расстрелов и поголовного уничтожения в концлагерях) в Закарпатье, к счастью, не было. Несомненно истребление готовилось, но Красная армия своим наступлением сорвала преступные планы… Хотелось бы также пожелать коллегам более осторожного обращения с цифрами. Общее число европейских цыган, погибших в годы войны, многократно завышено в предисловии. Особенно это относится к заключительной фразе. Мы, российские цыгановеды, обсудили её между собой и пришли к выводу, что Гитлер никак не мог уничтожить 7 миллионов цыган хотя бы потому, что в предвоенной Европе общая численность цыганского народа была около 2 миллионов. Впрочем, не будем слишком строги к авторскому коллективу - завышением цифр страдают практически все, кто не изучал геноцид цыган и статистику специально.
Вторым неоправданным решением выглядит параллельный текст на цыганском языке. Цель такого дублирования совершенно непонятна. Теоретически предполагается, что это удобнее для национальной аудитории. Но на практике всё наоборот. Я ни разу не встречал цыгана, который стал бы читать какой-либо цыганский текст, если рядом имеется вариант на том языке, которому его учили в школе. Я понял бы намерения авторов, если бы исходные интервью были на цыганском языке - в этом случае "оригиналы" представляли бы в будущем интерес для лингвистов и историков. Однако, большинство сведений давали цыгане, говорящие только по-венгерски. Их рассказы были просто переведены - причём не на какой-то конкретный диалект, а на своего рода "суржик" со множеством заново сочинённых слов. Понятно, что в данной ситуации дублирование основного текста ведёт исключительно к удвоению объёма.
Между тем, сам украинский текст прекрасно написан. Аладар Адам, Юлия Зейкан и Евгения Навроцкая сумели с большим тактом отредактировать рассказы пожилых очевидцев. А их собственные авторские комментарии гармонично вплетены в канву повествования.
"Белый камень из чёрной темницы" хотелось бы поставить в пример для национальных организаций из других регионов. Если бы в каждой области было издано нечто подобное, мы имели бы в итоге широкую панораму цыганской жизни в самые тяжёлые годы. Насколько я знаю, близкая по духу работа ведётся сейчас в Харькове.

Н.Бессонов. 2007 г.