Рецензия на книгу Надежды Деметер "Цыгане: миф и реальность".
 

 

 

Деметер Н.Г. Цыгане: миф и реальность. М., 1995. - 92 с.

Сложно писать рецензию на книгу бывшего соавтора. В любом случае аудитория скажет, что в оценках много личного. Но с другой стороны, если ставить себе задачу ориентации читателей в потоке специальной литературы, монографию Надежды Деметер нельзя обойти молчанием. Как известно, к началу 1990-х Н.Г.Деметер имела сложившуюся научную репутацию. Она осуществила ряд публикаций, которые носили в основном компилятивный характер. Ничего концептуально нового эти статьи в цыгановедение не вносили - хотя и были полезны в плане популяризации накопленных в этнографии фактов.
Разбираемая монография "Цыгане: миф и реальность" увидела свет в 1995 году. Несомненно, это самая крупная самостоятельная работа Надежды Деметер. Но и она в основном построена по принципу компиляции. Собственные полевые исследования занимают незначительную часть текста и - как мы увидим дальше - содержат досадные ошибки.
Из сказанного нельзя делать вывод, что "Миф и реальность" - слабый текст по вине автора. Во многом надо винить общую ситуацию в отечественном цыгановедении. В годы советской власти данное направление науки искусственно сдерживалось. Печать была полностью подконтрольна, и "пробить" публикацию о цыганах было невероятно сложно. Мои старшие коллеги часто рассказывают о том, как статьи по цыганской лингвистике обосновывали необходимостью показать влияние латышского (или другого) языка на тот или иной цыганский диалект. Тем более невозможно было описать реальную историю народа (поскольку неизбежно возникали темы сталинских репрессий, государственного давления и тому подобные запретные вещи). Таким образом, круг источников, которые Надежда Деметер могла использовать для цитирования, был очень мал. В результате "Миф и реальность" представляет собой тонкую брошюру, основанную на небольшом количестве книг и статей. В архивах Надежда Георгиевна не работала никогда - мы не найдём в разбираемой монографии ни одной архивной сноски. И всё же для 1995 года "Мифы и реальность" являлись шагом вперёд. Автор как бы подвёл итог советской школы цыгановедения. Той школы, в которой Лексе Манушу не давали публиковаться, а Ингу Андроникову просто затравили, конфисковав рукописи.
Надежда Георгиевна обычно подписывает свои тексты титулом "ведущий специалист". Пожалуй, это действительно было применимо к той пустыне, которой выглядело российское цыгановедение накануне крушения социализма. В ситуации, когда коллег можно пересчитать по пальцам (да и тем не давали публиковаться) можно было считаться "ведущей" уже в силу занимаемой должности... Конечно, за последние годы всё резко изменилось. Коллеги Надежды Георгиевны опубликовали у нас и за рубежом фундаментальные труды. Причём это уже не компиляции, а собственные исследования, обогащающие науку новыми материалами. Надежду Деметер сейчас не зовут на российские конференции по цыгановедению, а "Миф и реальность" практически никто не цитирует. Попробуем разобраться, чем вызвано такое отношение научного сообщества.
На мой взгляд, невнимание коллег к монографии "Цыгане: миф и реальность" вызвано большим количеством ошибок или неточностей. Приведу характерные примеры. Вот для начала цитата из области этнографии:

"Этническая группа кишинёвцев состоит из двух локальных групп - лайеши и лингурары". (С. 21)

Поскольку не все читатели владеют азами нашей области знаний, поясню суть данной фразы при помощи аналогии. Это приблизительно то же самое, что написать: "Русские делятся на поляков и сербов".
Как обстоят дела с кишинёвцами в реальности? Они действительно делятся на две локальные группы: донских кишинёвцев и так называемых "брэздяев" (в прошлом "тавриякэ"). Ну а то деление, которое описывает дипломированный этнолог, невозможно в принципе. Кишинёвцы как отдельная цыганская "нация" сформировались на Украине и в России. А две упомянутые Надеждой Деметер группы до сих пор проживают в Молдавии. Причём лайеши говорят по-цыгански, а лингурары по-молдавски. В заключение скажу, что исконный промысел лингураров - это изготовление деревянных ложек. Кишинёвцы данным ремеслом не занимались никогда.
Странным выглядит и описание украинских цыган - сэрвов. Обсуждая их происхождение, "ведущий специалист" пишет, что по-словацки "сэрвос" означает "словак". (С. 21.) На чём основано это "открытие" непонятно. Давайте не поленимся и откроем соответствующую страницу словаря. Мы увидим, что "словак" так и будет slovak.
Теперь другой пример - уже из области хронологии и географии. Понятно, что рассказ о цыганах в нашей стране надо начинать с даты их прибытия. Но именно в этом простейшем вопросе Н.Деметер ухитрилась запутаться.

"Несколько позже цыгане пришли в Россию. Одна их часть, пройдя через Румынию, Молдавию, проникла в XVI в. на Украину и осталась там. Это были первые цыгане, попавшие в Россию". (С.18)

Почему мы должны считать, что цыгане, прибывшие на Украину, прибыли тем самым в Россию - объяснить трудно. Этнолог забыла о том, что два славянских государства объединились позже названной ей даты. Вообще-то дату Перяславльской рады - 1654 год - проходят в четвёртом классе средней школы. И каждый ученик знает, что в упомянутом XVI веке огромной Российской империи ещё не существовало.
Уже после того, как я привлёк Надежду Георгиевну к написанию монографии "История цыган - новый взгляд", мне легко удалось переубедить соавтора. В нашем совместном тексте датировка прибытия цыган в Россию реальная - начало правления Петра I. И докторскую диссертацию Н.Деметер защитила именно на этом тезисе. Но стоило нашим путям разойтись, как Надежда Георгиевна вернулась к прежним заблуждениям - на сей раз уже из политических соображений. Ведь провести празднование на тему "цыгане 500 лет в России" гораздо "солиднее", чем упоминать подлинную цифру 300.
Впрочем, учёт политической конъюнктуры всегда был присущ трудам Н.Деметер. И это не сводилось к ритуальным похвалам советской власти (которые так или иначе делали все, кто желал публиковаться). Можно долго говорить о минусах советской системы. Но даже в её рамках вовсе не обязательно было описывать превратно некоторые стороны цыганской жизни. Поэтому некоторые фрагменты рецензируемой монографии - целиком на совести автора.
Поясню, что имеется в виду.
Ни специалисты, ни простые цыгане никогда не будут отрицать, что цыганский народ глубоко религиозен. Вера в Бога составляет краеугольный камень национальной психологии. В 1995 году коммунисты уже не вмешивались в работу этнологов. Так зачем же было по инерции писать следующее:

"…Цыгане вообще не отличаются религиозностью и скорее суеверны, чем набожны. Как отмечали многие исследователи цыганской жизни, на вопрос: "Какой вы веры?" цыгане отвечали: "А какой тебе надо?". (С. 74)

Эту фразу написала цыганка по национальности (сама верующая). Верят в Бога и справляют религиозные праздники все её родные и знакомые. Однако, готовя рукопись к печати, Н.Деметер выражает в ипостаси "официального автора" удивление тем, что цыгане устраивают крестины:

"Во время полевой работы, мы практически не встречали ни одной цыганской семьи, где бы дети оказывались некрещёными. Это, в общем, несколько неожиданное явление..." (С. 74)

Надеюсь, сказанного достаточно, чтобы показать уровень монографии "Мифы и реальность", где достоверные факты мирно уживаются с домыслами.
Честно говоря, "Мифы…" не отражают реальный потенциал Надежды Георгиевны. Если меня спросят: "Почему вы стали писать "Историю цыган" в соавторстве с Деметер?", я отвечу, что не без оснований надеялся на её творческий рост в условиях свободы. Сразу после крушения социализма было трудно разобраться, кто писал "правильные" абзацы по принуждению, а кто по инерции советского воспитания. На этапе совместной работы я убедился, что Надежда Георгиевна способна пересматривать прежние взгляды. Наши дискуссии принесли обоюдную пользу. Я уже не говорю об её организаторских способностях (именно Деметер выбила грант под издание нашей книги). И если сейчас в цыганских классах преподают историю, используя "Новый взгляд", то благодарить за сам факт публикации надо именно Надежду Георгиевну.
К сожалению, после 2000 года из под пера Н.Г.Деметер выходили только статьи правозащитной тематики. Фактически цыганский мир лишился этнолога, зато приобрёл заметную политическую фигуру, известную в международном масштабе. Таким образом, рассматриваемая монография "Миф и реальность" остаётся вершиной самостоятельной научной деятельности Н.Г.Деметер.

Н.Бессонов. 2007 г.