Эсмеральда с лицом Афины
 

 

Раймон Сюдр "Эсмеральда и Квазимодо". 1913 г.

 

Оглядываясь на век назад, мы прекрасно видим эволюцию европейского искусства. Потомки по-достоинству оцепили новаторство импрессионистов и их последователей. Творчеству людей, которые шли нехоженым путём сейчас посвящены многочисленные исследования и альбомы репродукций. Но мало кто задумывается, что паралельно Дега, Гогену и Пикассо существовал мир Салона. И современники считали истинным искусством тщательно прорисованные полотна на античные и библейские сюжеты - здесь всё было привычным, узнаваемым, созданным по "канонам прекрасного". Вплоть до Первой мировой войны официальными лидерами искусства были не бунтари, а посредственности, умеющие угодить вкусам буржуазной публики. Им доставалось всё: гонорары выгодные заказы, восторженные статьи критики. И уж, конечно, они пребывали в уверенности, что им гарантировано почётное место в истории искусства.
Время распорядилось иначе. Тысячи некогда громких имён напрочь забыты. "Шедевры" салонных мастеров кажутся теперь слащавыми, фальшивыми, излишне пафосными или излишне сентиментальными.
Возможно, скульптор Раймон Сюдр причислял себя к новаторам, выставляя на Салоне 1913 года свою композицию "Эсмеральда и Квазимодо". Его горбун имеет искажённые пропорции - чем не вызов набившему оскомину реализму? Но через пропасть нельзя перебраться в половину прыжка. "Цыганка" Эсмеральда так и осталась подражанием античным образам. Ни бубен, ни платье свободного фасона, ни верная козочка Джали не приближают эту застывшую фигуру к образу, созданному Гюго. При всём своём крепком классическом образовании, художник оказался органически не способен передать хрупкую юность и вольный дух уличной плясуньи. Лицо, изваянное по древнегреческому шаблону, не выражает никаких эмоций.
Романтическому произведению Гюго первые сто лет после создания фатально не везло в изобразительном искусстве. Опыт скульптора Сюдра - это лишь типичный пример в длинном ряду картин, скульптур и книжных иллюстраций. И смотреть на салонную "Эсмеральду" надо именно так. Владение ремеслом - лишь первое условие творческой удачи.
А успех к иллюстраторам "Собора Парижской Богоматери" пришёл гораздо позже. Во второй половине XX века.