Домашние рабыни.
 

 

Дени Раффе. «Цыганки за рукоделием». Гравюра. 1837 г.

 

В 30-х годах XIX века был осуществлён уникальный этнографический проект. При финансовой поддержке А.Демидова группа учёных пересекла Венгрию, Дунайские княжества, Молдавию и Валахию, а, оказавшись в пределах Российской империи, особое внимание уделила Крыму. По окончании работ, были изданы книги и альбомы изумительного полиграфического качества. Французский художник Раффе запечатлел на память портреты всех своих коллег по экспедиции, а, главное, отразил жизнь многих народов. Мне довелось видеть эти репродукции во всём их великолепии. Здесь и казаки, и бородатые русские крестьяне, и татары, и турки. Работа с греческими музыкантами сменяется изображением румынских офицеров. Повсюду меткий глаз француза подмечал наиболее характерные детали одежды, ловил самые типичные бытовые ситуации. Сказать, что для этнографа эти гравюры истинный клад – значит ничего не сказать. К творчеству Раффе сейчас обращаются как к самому надёжному историческому источнику.
Нас в путешествии художника интересуют, прежде всего, встречи с цыганами. К счастью он не упустил из вида этот красивый народ. На литографиях есть крымские цыгане-кузнецы и молдавский кочевой табор. Мы видим живописную группу в лохмотьях, которая просит подаяния у выхода из мечети, а также можем себе представить, как выглядели бродячие музыканты-скрипачи. Здесь речь пойдёт о цыганках-невольницах, которых художник зарисовал на боярском дворе. Эти женщины принадлежали к разряду домашних рабынь. В княжествах Молдавия и Валахия не было никого бесправнее. Надо сказать, современные румынские авторы игнорируют мрачные подробности той эпохи. Если читать специальную литературу, там можно найти множество статистических выкладок или рассуждений о местном законодательстве. Но о конкретных людях – их судьбах, их страданиях – в этих толстых томах нет практически ничего. Тот, кто захочет узнать о рабстве цыган в Дунайских княжествах что-то кроме дат и цифр, должен обратиться к мемуарам иностранных путешественников. Вот там есть живые картины. Гость боярской семьи просыпался от воплей служанок, которых стегали кнутом по пяткам за самые пустячные провинности. Выглядывая зимой в окно, он видел босых каретников на снегу, которые были вынуждены много часов подряд отчищать господский экипаж. При поверхностном знании языка, иностранец мог расспросить самих цыган и узнать, что многие из них спят, запертые в холодном сыром подвале. Какие только работы не выполняли домашние невольники! Они рубили дрова, носили воду, строили дома, белили стены, пасли скот. Среди них было множество искусных ремесленников: кузнецов, шорников, портных, сапожников. Цыганки прислуживали за столом, готовили еду, занимались уборкой. Разумеется, они пряли, ткали, вышивали, плели кружева. Именно такие рукодельницы изображены Раффе на иллюстрации к книге «Путешествие в южную Россию и Крым через Венгрию, Молдавию и Валахию, предпринятое в 1837 году».
К слову сказать, молдавские цыганки сохранили искусство тонкой вышивки по сию пору. Мало кто задумывается о том, в каких тяжёлых условиях освоили это ремесло родоначальницы их семей.