Работницы табачной фабрики
 

 

Гюстав Доре. «Набивка сигар». Гравюра. 1874 г.

Когда пишут о цыганах, очень часто повторяют слова «кочевой народ». При этом обычно упускают из виду, что на Балканах даже 500 лет назад почти половина цыган жила оседло. Повсюду существовали посёлки ремесленников и даже земледельцев. Впрочем, и в Испании, после того, как король Карл III в 1783 году издал закон о принудительной оседлости, кочевые таборы были вынуждены обзавестись домами.
Все мы помним, что действие новеллы Проспера Мериме «Кармен» начинается на табачной фабрике. Своенравная хитана устраивает потасовку с одной из работниц. Когда эту сцену экранизируют или ставят в театре, молчаливо предполагается, будто вокруг одни испанки, а цыганка среди них чужая.
Так кто же на самом деле набивал сигареты в жарких цехах? Ответ нам дают путевые заметки французского барона Шарля Давилье. Побывав в Севилье, он оставил запись, что почти все работницы табачной фабрики – местные цыганки. А его товарищ Гюстав Доре тут же нарисовал с натуры этих женщин. Собственно говоря, перед нами одно из первых произведений искусства, посвящённое цыганскому пролетариату.
Пусть не удивляет читателя этот оборот в применении к XIX веку. Стереотипное восприятие цыган как вечных бродяг мешает широкой публике воспринять исторические факты. А ведь специалисты уже давно публикуют интереснейшие сведения. Румынский историк Виорел Аким пишет, что при переходе румынской экономики на капиталистические рельсы цыгане стали первыми работниками мануфактур. Предприниматели сочли, что их привычка к ремеслу – большой плюс для современного производства. Мои болгарские коллеги Е.Марушиакова и В.Попов повествуют, что индустриализация в Болгарии также начиналась с цыган. В 1836 году Добри Желязков открыл первую в Османской империи ткацкую фабрику, которая выполняла государственные заказы на нужды османской армии. Главной рабочей силой стали цыгане города Сливен. Болгары в то время были торговцами или занимались сельским хозяйством, поэтому на фабрику пришли наниматься цыгане, цыганки и даже их дети. Постепенно сформировался потомственный текстильный пролетариат, который после освобождения Болгарии только возрос. В Сливене открылись новые предприятия, и он стал важным центром текстильной индустрии.
Графика Доре показывает спокойную, почти домашнюю атмосферу на севильской фабрике. Цыганки взяли с собой детей, приглядывая за ними во время работы. Но мы будем помнить, что труд этих женщин был не только монотонным и очень длительным – главное состоит в том, что табачное производство очень вредно для здоровья. Наниматься на такую работу можно было, только имея стойкую трудовую психологию.