МИФ О ГИБЕЛИ ЦЫГАН НА КОСТРАХ ИНКВИЗИЦИИ. Статья Николая Бессонова.

 

 

Миф о том, будто тысячи цыган погибли на кострах инквизиции, существует почти два столетия. И прежде, чем мы с вами подробнее разберём это заблуждение, следует вчитаться в цитаты. Из них вы увидите, как распространена эта беспочвенная легенда.

"Но всего более доставалось цыганам за их ворожбу и гадание. В старину все верили в колдовство и, конечно, сами же обращались к помощи знахарей. Но это занятие, во всяком случае, было очень опасно... Вот почему в прежнее тёмное время цыган во многих землях нередко жестоко наказывали за колдовство, сваливая на них вину во всяком народном бедствии, а иногда даже сожигали их на кострах."
Шиле А. Цыгане. Природа и люди. СПб., 1878. № 11.С. 25

"В Испании обвиняли цыган в чародействе, считали их за слуг дьявола, приписывали им сношения с ведьмами, демонами и злыми духами. Цыган схватывали, бросали в душные подземелья, а затем, после мучительных пыток, изобретённых благочестивыми инквизиторами, предавали торжественному сожжению на кострах."
Штибер Н.Г. Русские цыгане. Ежемесячныя литературные приложенiя к "Ниве", СПб., 1895. № 11. С. 522

"Впервые, как и следовало ожидать, в Испании - стране крайнего религиозного фанатизма, в 1530 году запылали страшные костры, на которых рядом с вероотступниками-еретиками, сотнями гибли несчастные цыгане."
Елисеев Ф.В. Цыгане. Природа и люди. СПб., 1901/1902. № 6. С. 93.

"Бродячее цыганское племя, таинственное, тёмное, промышляющее гаданием, ворожбой, предсказыванием, говорящее на непонятном языке, подвергалось изгнанию, объявлению "вне закона", истреблению, как что-то связанное с нечистой силой."
Ром-Лебедев И. От цыганского хора к театру "Ромэн". М., 1990. С. 79.


"Их приход в Европу совпал с разгулом католической инквизиции, которая свои-то народы обвиняла во всех грехах, а уж что касается кочевников - пришельцев, одетых в пёстрые наряды, не желавших поступиться своей свободой,- то по отношению к ним принимались самые жестокие карательные меры: обвиняемых в бродяжничестве и колдовстве, их подвергали пыткам, истязали, сжигали живыми на кострах."
Георгий Деметер, Надежда Деметер. "Природы бедные сыны". Правда. 15.07.1989.


"…Уже в XV веке, церковь с помощью инквизиции начала с беспощадностью преследовать цыган."
Деметер Н. Цыгане: миф и реальность. М., 1995. С.18.

"Именно тогда, когда цыгане стали расселяться в странах католической Европы, там господствовала жестокая церковная власть - инквизиция... Уже тогда объектами особых преследований стали евреи и цыгане: их обвиняли в сношениях с дьяволом, в колдовстве и порче."
Ольга Абраменко, Стефания Кулаева. История и культура цыган. С-Пб., 2004. С.58, 59.


Собственно говоря, я не первый раз пишу о том, что всё это - выдумки. Уже в 2000 году вышла монография "История цыган - новый взгляд", где я уделил разоблачению мифа целую главу. Но жизнь показывает, что названной публикации явно недостаточно. Многим авторам так хочется видеть цыганский народ вечно гонимым и обиженным! Тут уж не до истины....
Последуем старинной мудрости, гласящей "Повторение - мать учения". Ниже вы прочитаете более развёрнутый вариант главы "Цыгане и колдовство". На скорую победу я не расчитываю. Но вдруг хоть кто-то из пишущих людей откажется от эффектного и бьющего по нервам образа цыганки на костре?..

Меня могут спросить, на каком основании я беру на себя роль эксперта в вопросе, не связанном с цыгановедением? Ответ прост. Цыгане знают Николая Бессонова как этнолога. Но до того, как заняться историей "кочевого племени", я работал над проектом об инквизиции. В этой области меня тоже хорошо знают. Я - автор документальной книги "Суды над колдовством", выдержавшей уже три издания. Это исследование объёмом в 384 страницы прошло научную редактуру. Я работал над текстом десять лет, изучив практически все доступные в росиийских библиотеках источники: на русском, английском, французском и немецком языках. Между прочим, на этой веб-странице вы найдёте мою картину, посвящённую так называемым "ведовским процессам". На какую бы тему я ни писал книгу - одновременно я делаю живописную серию.

После этого краткого предисловия - обратимся к разбираемому мифу:

 

 


"...Эсмеральда, окружённая мрачным конвоем, попала наконец, в какую-то комнату зловещего вида, куда её втолкнула стража... Вскоре несчастная сквозь туман, застилавший её глаза, увидела, как приблизился к ней "испанский сапог" и как её ножка, вложенная между двух окованных железом брусков, исчезла в страшном приборе...
- В последний раз: сознаётесь ли вы в своих преступных деяниях? - спросил со своим невозмутимым добродушием Шармолю.
- Я невиновна.
- В таком случае, мадемуазель, как объясните вы обстоятельства, уличающие вас?
- Увы, монсеньор, я не знаю!
- Итак, вы отрицаете?
- Всё отрицаю!
- Приступайте! - крикнул Шармолю.
Пьера повернул рукоятку, испанский сапог сжался, и несчастная испустила ужасный вопль, передать который не в силах человеческий язык.
- Довольно, - сказал Шармолю, обращаясь к Пьера. - Сознаётесь? - спросил он цыганку.
- Во всём сознаюсь! - воскликнула несчастная девушка. - Сознаюсь! Только пощадите!
...Жак Шармолю возвысил голос:
- Протоколист, записывайте! Девушка-цыганка! Вы сознаётесь, что являлись соучастницей в дьявольских трапезах, шабашах и колдовское купно со злыми духами, уродами и вампирами? Отвечайте!
- Да, - так тихо прошептала она, что ответ её слился с её дыханием.
- Вы сознаётесь в том, что видели овна, которого Вельзевул заставляет появляться среди облаков, дабы собрать шабаш, и видеть которого могут одни только ведьмы?
- Да.
- Вы признаёте, что поклонялись головам Бофомета, этим богомерзким идолам храмовников?
- Да.
- Что постоянно общались с дьяволом, который под видом ручной козы привлечён ныне к делу?
- Да.
- Наконец, признаёте ли вы, что с помощью дьявола и оборотня, именуемого в просторечии "монах-приведение", в ночь на двадцать девятое прошлого марта месяца вы предательски умертвили капитана по имени Феб де Шатопер?
Померкший взгляд её огромных глаз остановился на судье, и, не дрогнув, не запнувшись, она машинально ответила:
- Да.
Очевидно, всё в ней было уже надломлено.
- Запишите, протоколист, - сказал Шармолю и, обращаясь к заплечным мастерам, произнёс: - Отвяжите подсудимую и проводите назад в залу судебных заседаний." 1
*****
Героиня "Собора Парижской Богоматери" известна каждому. Сцена, которую мы только что прочитали - несомненно, одна из самых сильных у Виктора Гюго. Страдающая под пыткой Эсмеральда не могла не вызвать острую жалость у читающей публики - особенно в те далёкие времена, когда романтизм был ещё новым литературным направлением. С тех самых пор кочевой народ стали считать одной из главных мишеней инквизиции. Женщины из табора занимались гаданием, и это якобы вызывало подозрения у фанатичных монахов. Сюжет "Собора парижской богоматери" кажется читателю типичным. Да что читатели! Многие маститые цыгановеды придерживались (и до сих пор придерживаются) того же мнения.
Ложное мнение. Такой же миф, как и десятки других версий, относящихся к цыганской истории. Скорее всего, ошибка утвердилась из-за узкой специализации исследователей - этнографы не заглядывали в труды по истории колдовства. Между тем, эта тема изучена очень неплохо. Написано более тысячи документальных исследований и монографий. Есть специалисты экстра-класса: такие как Рассел Хоуп или Чарльз Ли. Достаточно внимательно прочитать их книги, чтобы заметить: среди огромного числа так называемых ведовских процессов что-то не видно возбуждённых против цыган.
А не случайность ли это? Да нет. Существует много причин, выводивших кочевой народ из-под удара инквизиции. Не откладывая в долгий ящик, начну с первой: процессы о колдовстве очень часто затевались ради наживы; цыгане же были бедны, и конфискация их собственности не окупила бы судебных издержек. В те времена деятельность тюремщиков, судей, палачей оплачивалась из кармана осуждённых. Если не находили денег, с торгов продавали дом и землю, пуская семью по миру.2 Но у цыган не было дома и земли! Это сильно остужало суеверный пыл.
Вторая причина крылась в том, ради чего, собственно, и была создана инквизиция. Священные трибуналы предназначались для борьбы с ересью. Рим жаждал духовной монополии. Обвинения в колдовстве и связях с дьяволом были придуманы для того, чтобы привлечь на свою сторону симпатии мирян. Одно дело, если на костре сжигают человека, который иначе толкует библию. Народ в этом случае начинает задумываться, кто же прав в богословском споре. Другое дело, если народу объявлено: еретик связался с нечистой силой. За такого отщепенца вряд ли кто захочет вступиться… Цыгане и тут оказались как бы в стороне. Ведь важнейшая цыганская черта - это отсутствие религиозного фанатизма. Цыгане не держались за религию предков (в отличие, скажем, от евреев, тоже не имевших своего государства). Евреи - в какой бы стране они не жили - упорно придерживаются истин, запечатлённых в Ветхом Завете и Талмуде. Если их принуждали стать христианами, они порой согласны были проявить внешнюю покорность - но тайком исповедовали иудаизм. Вот где могли разгуляться священные трибуналы! В Испании инквизиция с безумным ожесточением выискивала малейшие следы отступления от католической веры. И надо признать, что со своей точки зрения инквизиторы были правы. Евреи действительно не желали верить во Христа и часто шли на смерть, так и не сломленные палачами.
У цыган не было причин для такого упорства. Христианами они были и до прихода в Западную Европу. Католическую обрядность они тоже восприняли без труда. И даже самый фанатичный монах не мог заподозрить цыган в том, что они ударились в ересь или тайком исповедуют язычество. Пришельцы просто никогда не давали повода для таких обвинений. Для цыган естественно исповедывать религию местного населения. Кстати, в мусульманских странах цыгане приняли ислам. Они по сию пору охотно соблюдают мусульманские обычаи. Окружающие, опять таки, не имеют повода подозревать их в неискренности.
Напрашивается вывод: трибуналам инквизиции хватало дел и без цыган.
- Абсурд! - возразит скептик. - По вашей теории таких, как Эсмеральда, не трогали. На чём же тогда основывался Гюго, когда писал свой исторический роман?
- Подождите, давайте разберёмся,- отвечу я.- Гюго взял за основу ведовские процессы, проведённые в Париже, в частности, в 1390 и 1392 годах. Это были, как и в его книге, не инквизиционные, а светские суды. (Кстати, первые в Европе светские суды за колдовство). Но только обвиняемыми там были не цыганки, а француженки.
История не спешит подтверждать скороспелые выводы людей, заложивших основы цыгановедения. Нет главного - фактов. Вот и приходится этнологам, повторять слова предшественников без всякого критического анализа.
Сноски на труды французских цыгановедов Клебера и Фолитье - дорога в никуда. Мы ещё увидим, что эти авторы дают нам лишь общие рассуждения.
А не рассмотреть ли нам европейские страны по порядку? Давайте детально уясним для себя положение дел. Но только сразу условимся: если уж в очагах охоты на ведьм ничего не обнаружим, с мифом придётся расстаться.
*****
Логично начать с Испании. Страна эта считается вотчиной инквизиторов. Оспаривать это невозможно. По разным оценкам в Испании было сожжено от 28540 до 36212 человек.3 Но как здесь обстояли дела с колдовством?
Едва начинаешь серьёзный анализ, умозрительная конструкция цыгановедов разваливается на глазах. Оказывается, вместо суеверных слепцов, в духовных трибуналах заседали прагматики. У инквизиции были реальные враги: мориски, иудеи, лютеране, святотатцы. С ними-то инквизиторы и боролись. Колдуны и колдуньи казались священным трибуналам либо обманщиками, либо помешанными. Во всяком случае, по отношению к ним предпочитали действовать кротостью, давая возможность покаяться или излечиться от душевной болезни. Жан Плэйди в своей книге "Испанская инквизиция" пишет: "При рассказе об ужасных страданиях, которые инквизиция принесла Испании, очень приятно, когда есть возможность привести хоть что-то в её защиту... Отказавшись принимать колдовство всерьёз, инквизиция разрушила желание множества людей включиться в него. Поэтому Испания осталась сравнительно свободна от колдовства и всех сопровождавших его ужасов, господствовавших в Европе с пятнадцатого по девятнадцатый век".4 За всё время существования испанской инквизиции (а упразднили её только в XIX веке) по обвинению в колдовстве было казнено около сотни человек. Да и те погибли либо по приговору светских судов, либо потому что инквизиторы на местах действовали на свой страх и риск, навлекая на себя гнев высшего руководства. Уже с начала XVII века в Испании действовала тайная инструкция, предостерегавшая судей, что затевать дела о колдовстве надо с крайней осторожностью - а лучше вообще не затевать. В итоге после 1612 года казней не было.5
Сведения об испанских ведовских процессах хорошо документированы. Изучая материалы, я предельно редко сталкивался с цыганками в качестве обвиняемых. Кстати, не я первый обратил на это внимание. Ещё в 1978 году Елена Ортега выпустила статью "Испанские цыгане перед лицом инквизиции", и выводы её однозначны. Несмотря на легенды, ходившие в народе о цыганском язычестве, инквизиторы, коль скоро дело доходило до расследования, руководствовались принципом, что в религиозном отношении цыган не следует принимать всерьёз. "...Как можно думать иначе, - пишет она, - когда мы находим только несколько цыган, обвинённых инквизицией в течение трёх столетий, в то время как существует огромное множество несчастных жертв? ...Авторы трактатов по судебному праву XVI-XVII столетий считали, что священные трибуналы должны преследовать гадающих по руке цыганок, поскольку фактически они колдуньи, но одно дело теория, а другое - практика. Число цыганок, обвинённых в колдовстве трибуналом Толедо с момента его основания и до XVII века, не превышало четырёх, и мы находим ещё только шесть цыганок, обвинённых за то же деяние трибуналом Валенсии в XVI веке. Сирак Эстопанан упоминает ещё о двух случаях, говоря о провинции Куэнка".6
Следует особо отметить, что возбуждение дела вовсе не означало обязательного сурового приговора. Например, в Португалии зафиксировано судебное дело, по которому привлекли цыганку. Ей ставили в вину изготовление в магических целях фигурки умершего человека. Было это в 1582 году. Надо ли говорить, что инквизиция освободила цыганку из-под стражи, так и не назначив ей никакого наказания?7
Обывательский взгляд на историю порой сочетается в цыгановедении с фальсификациями. В попытках доказать недоказуемое, горе-исследователи идут на прямой подлог, рассчитывая на невежество читателей. В "Словаре цыганской жизни…", изданном Г.Вейдеком, приводится следующая история: "В 1610 году в Логроньо в Испании было проведено аутодафе. Инквизиция осудила группу из почти-что пятидесяти цыган. Их обвинили в оккультной практике, которой они занимались в пещере Цаграмарди. Их называли колдунами и вампирами, исполнявшими сатанинские ритуалы и проводившими шабаш в союзе со своим господином-дьяволом, самим Сатаной".8
На первый взгляд, перед нами доказательство террора против мирных кочевников. Но не будем торопиться с выводами. Процесс 1610 года в Логроньо прекрасно изучен и оброс за последние два столетия горой научной литературы. Достаточно открыть любое из исследований, чтобы узнать, кто же на самом деле был осуждён в ходе этого трагического судилища. Это опять-таки были местные крестьяне, которые имели примерно такое же отношение к цыганскому табору, как аборигены Австралии.
Обман и подтасовки нам встретятся ещё не раз. Но давайте попробуем рассуждать от обратного. Представим себе, что цыгановеды правы, и все без исключения "ведьмы", сожжённые в Испании, были дочерьми кочевого народа. Вся сотня. Даже в этом случае трибуналы инквизиции не могли причинить серьёзный ущерб многочисленной цыганской общине Испании.
Воссоздав реальную картину в одной западноевропейской стране, перейдём к другой. Будем постепенно двигаться с запада на восток - и теперь у нас на очереди Франция.
*****
Я буду опираться на труд французского цыгановеда Клебера. У него по интересующему нас вопросу целая глава. Жан-Поль Клебер пространно рассуждает, что таинственный народ обязательно должен был вызвать подозрения и, следовательно, подвергаться преследованиям. Французская крестьянка-де, оказавшись в таборе, могла приподнять крышку котелка и увидеть варёного ёжика - излюбленное блюдо цыганской кухни. Конечно же, в глазах любопытной женщины это выглядело бы чем-то похожим на адские блюда шабаша! В этом месте Клеберу следовало бы остановиться и задать себе ряд вопросов: "Побежала ли гостья доносить на цыган? Приняли у неё донос? Казнили кого-нибудь?". Но французскому автору не до таких мелочей. Он всерьёз уверен, что открыл "новый неисследованный путь цыгановедения".
Особое внимание он уделяет взглядам французского судьи Пьера де Ланкра - специалиста по шабашам ведьм. Де Ланкр, как известно, написал в 1612 году целый трактат, посвящённый колдовству. Там даже есть иллюстрация, в левой части которой сидит оркестр из четырёх прислужниц Сатаны. Клеберу кажется, что эти музицирующие колдуньи - цыганки. Ох, не зря русская поговорка советует креститься, когда кажется. Пьер де Ланкр - фигура достаточно изученная. Прежде, чем делать выводы, следовало бы разобраться в его деятельности подробнее. А реальность такова.
Король поручил судье вершить правосудие в Па-де-Лабуре (поселение на границе Франции с Испанией). Здесь де Ланкр затеял охоту на ведьм, сжёг множество женщин и девушек, но, на свою беду, зарвался и отправил на костёр троих священников. Местный епископ при единодушной поддержке народа сумел обуздать ретивого судью. Не успев толком насладиться своей властью, де Ланкр вынужден был покинуть Па-де-Лабур.
Остаток жизни фанатик потратил на воспоминания. Преувеличивая свои "заслуги", он хвастался, что успел сжечь шестьсот ведьм и всячески убеждал современников искоренять колдовство с таким же усердием. Всё напрасно. Именно в начале XVII века эпидемия подозрительности пошла на убыль. Увлечь французов своим примером де Ланкр не смог - напротив, сам стал одиозной личностью… Так стоит ли из всей этой истории делать какие-то выводы в области цыгановедения? Я убеждён, что не стоит. Судья, которому довелось судить несколько месяцев, погоду не делал. Тем более что среди его жертв, опять-таки, не видно цыганок. Местом для его охоты на ведьм была пограничная область, населённая басками. Де Ланкр отправлял на костёр местных женщин; допросы велись на баскском наречии, а протоколы переводились на французский язык. Так выглядит истина, если не притягивать за уши факты в угоду устоявшейся теории.9
Литературный опус судьи-фанатика мало помог цыгановеду. Клебер нуждался в союзнике из числа современных учёных. И такого союзника среди специалистов по истории колдовства он нашёл… Лучше бы он этого не делал, потому что его выбор пал на печально известную Маргарет Маррей. Эта англичанка прославилась тем, что в начале XX века выдвинула абсурдную теорию, будто шабаши ведьм - не фантазия судей, а реальные события. Она даже "сосчитала", что на дьявольскую сходку повсюду собиралось по 12 женщин. Дюжину ведьм Маррей назвала словом "ковен". Пытаясь наскрести доказательства для своей гипотезы, фантазёрка привлекла архивы родной Англии и континентальной Европы, но даже из десятков тысяч процессов ей удалось найти лишь восемнадцать, с грехом пополам подтверждающие, что искомый "ковен" существовал. Разумеется, после выхода скандальной книги добросовестные учёные присмотрелись к доказательствам... и тут выяснилось, как беззастенчиво Маррей обходилась с фактами. В угоду своей версии, она просто вгоняла в заранее определённые рамки число женщин, привлечённых к суду.10
Да стоит ли об этом так подробно? В конце концов - одним научным скандалом больше, одним меньше... Беда в том, что Жан-Поль Клебер, разбирая вопрос с "цыганским колдовством", положил в основу своей главы выводы псевдоучёного!
Община колдунов и ведьм, по мнению Маргарет Маррей, реально существовала в диких необжитых местах Европы. Справедливости ради следует отметить, что сама она нигде не проводит параллели с цыганами - этим занимается лично Клебер. Когда читаешь получившийся в результате текст, не знаешь, плакать или смеяться. Итак: англичанка пишет, что ведьмы это народность, занятая скотоводством. Тут же дана сноска, что во главе у них, как и у всех примитивных народов, объединённых в маленькие коммуны, стояла сильная личность вроде королевы. Теперь слово французу: "…Но мы знаем, - восклицает он, - что цыгане в первые годы своего прибытия в Европу, жили замкнутыми общинами, каждая из которых официально управлялась женщиной-вожаком, родовитой, и в возрасте, которая заправляла всеми более или менее важными делами, как это бывает при матриархате".11
Вряд ли можно определить, откуда взялась басня про цыганок, которым в старину покорялись целые таборы. Но даже если бы этот бред, противоречащий основам цыганского мироощущения, и был истиной, то и тогда возникает вопрос: "При чём тут колдовство?" Допустим, что у цыган была женщина-вожак, а у ведьм был главарь. Пользуясь таким приёмом, можно объявить подозрительными по части колдовства всех, кто подчиняется управлению: роту солдат, школьный класс, или бригаду строителей.
Следом Маргарет Маррей пишет, что у колдунов и ведьм была бронзовая кожа. Ну, здесь у цыгановеда сомнений нет - ясно, что речь идёт о таборе… Чуть далее английская "исследовательница" описывает яркие платья ведьм, расшитые золотом. На головах у них короны из жемчужин. Разумеется, Клебер тут же проводит параллель: "Как не узнать классическую цыганку в многоцветной юбке, увешанную драгоценностями?".12
Тратить время, доказывая, что четыреста лет назад цыганки ходили в блёклой одежде, я сейчас не буду. Теме цыганского костюма я посвятил отдельную главу, к которой и отсылаю читателя. Но, согласитесь, цыгановеду, каковым является Клебер, следовало бы знать о сравнительно недавнем происхождении наряда "классической цыганки"…
Всё, что здесь изложено вкратце, французский автор смакует подробно, с описанием множества побочных деталей. Где же конкретика? Нашёл ли Клебер в истории своей родины хоть один случай расправы с цыганами за колдовство?
Есть такой! Пусть один - но есть. В 1445 году были сожжены цыганка и двое цыган. В приговоре говорилось, что они научили некоего Жиля Мондетю готовить напиток, делающий людей похожими на мертвецов. Этот прискорбный эпизод относится к тому времени, когда кочевые таборы были ещё в новинку.13
Кроме данного суда во Франции - в той самой стране, где ведьм сжигали более четырёх веков - "цыганских" процессов пока не обнаружено

*****
Наконец, мы подходим к Германии. В немецких княжествах колдовство искореняли с беспримерной жестокостью и методичностью. Наверное, здесь, в этом очаге суеверий мы найдём, наконец, массовые расправы над таборными чародейками?
И снова приятное разочарование. Оказывается, в государствах германской группы действовал фактор, спасавший цыганок от обвинений в колдовстве. Ещё в 1534 году был принят свод законов Карла V - так называемый Каролинский кодекс. Согласно его бесчеловечным статьям было сожжено, по меньшей мере, сто тысяч ведьм. Но гадалки (а это основное занятие цыганских женщин) выводились кодексом из-под ответственности! Рассмотрим подробнее 21-ую статью. Её текст гласит: "Никто из подозреваемых в предсказании судьбы посредством чародейства или других магических искусств не должен подвергаться тюремному заключению или пыткам, если это единственное обвинение".14
Германия, надо сказать, отличалась слабой инквизицией и мощной системой светского судопроизводства. Подавляющее число ведовских процессов возбудили не монахи, а обычные судьи. Так вот - согласно Каролинскому кодексу, которым они руководствовались в своей деятельности, гадание не считалось преступлением. За него даже арестовать было нельзя. Закон назначал кару за порчу: то есть, вначале должна была прозвучать угроза, а потом - возникнуть реальный ущерб... Стоит ли удивляться, что цыганки со всей их таинственностью и славой пророчиц, для юстиции колдуньями не являлись.

Н.Бессонов. Костёр. Х., м. 1994 г.

На этой картине я нарисовал драматичную сцену, происходящую на рыночной площади в Германии. Все обвиняемые - немки. Ни одной цыганки историки в старинных отчётах о казнях пока не обнаружили.


У германского судопроизводства - хорошо разработанная история. Нигде ведовские процессы не изучены так подробно, как в немецких землях. Есть даты, фамилии, протоколы допросов, приговоры. Однако сколько не читай, речь идёт о немках. Точки над i расставлены в капитальном труде Эрика Мидельфорта "Охота на ведьм в Юго-Западной Германии". Это поистине уникальная книга! Издана она сравнительно недавно - в 1972 году. Автор свёл воедино известные науке факты, составил хронологические таблицы судов за несколько столетий (с указанием числа казнённых по каждому процессу). Выстроил диаграммы. Исследовал процентное соотношение колдунов и ведьм. Жертвы ведовских процессов разделены в книге по возрастным группам, по семейному положению и так далее. Кажется, что нет такого закоулка, в который не заглянул бы этот трудолюбивый учёный. Так что же этот человек-энциклопедия говорит о цыганах?
Наука в лице Мидельфорта делает однозначный вывод: "Евреев и цыган почти-что никогда не обвиняли в колдовстве. Нам не известен ни один случай в Юго-Западной Германии, когда они стали бы жертвами этих судов".15
Аргумент, которым историк объясняет причины ситуации, весьма убедителен. Дело, по его мнению, вовсе не в терпимости к национальным меньшинствам. Просто с евреями немцы предпочитали расправляться посредством погромов; цыгане же, будучи кочевниками, никогда не оставались слишком долго в одном месте, а значит, не успевали врасти в социальную структуру. Вот почему их успевали обвинить, в крайнем случае, лишь в кражах и других обычных преступлениях.16
Пожалуй, если книги Мидельфорта недостаточно, чтобы развеять навязчивое клише цыгановедов, его уже не развеять ничем!
*****
Истине, к сожалению, часто приходится существовать рядом с подтасовками. Истина взывает к разуму. Заблуждения к эмоциям. Единичные факты нередко подаются как массовое явление - а на людей, слабо знающих историю, это действует.
Скитальцы, конечно же, были не застрахованы от костра. Возьмём абсолютно нетипичный эпизод из анналов европейской юстиции. В 1591 году в Маастрихте состоялась жестокая казнь - сожжение заживо. Жертва на этот раз была из цыганской среды. Конечно, можно при желании подать сию расправу как образец преследований за колдовство. Но посмотрим внимательней текст приговора. Как сформулировано обвинение? Старинный документ гласит, что причиной казни послужили колдовство и кража драгоценностей.17
А вот это уже понятнее! Уж не добавлено ли здесь колдовство, чтобы ужесточить казнь? Похоже, судьи решили преподать цыганам урок. Возбудив побочное дело, они смогли заменить виселицу костром. Ясно, что это должно было произвести на соплеменников жертвы устрашающий эффект!
Ладно. Теперь сложим результаты этого уникального процесса и французского суда 1445 года… У нас получилось в итоге четверо цыган и цыганок, сожжённых за колдовство. Четверо за четыре столетия охоты на ведьм! Не сказать, чтобы много - но большего мне не удалось найти. (А ведь я искал. И очень настойчиво.)
Конечно, человек не может знать всё. Возможно, кто-то в дальнейшем сумеет обнаружить ещё четыре-пять процессов. Но даже если допустить невозможное и представить, что в судебных архивах будут найдены десятки подобных дел, это уже не воскресит миф. Слишком уж много сплелось факторов, создавших вокруг цыган броню от обвинений в колдовстве. Выше я уже перечислил несколько причин. Но была ещё одна. Главная. Та, с которой собственно надо было начинать, ибо её одной достаточно, чтобы закрыть тему.
Цыган не преследовали за колдовство потому, что этот способ расправы был слишком хлопотным. У властей в руках было куда более удобное средство - антицыганские законы. Поставьте себя на место магистрата, задавшегося целью уничтожить только что прибывший табор. Можно затеять процесс о колдовстве: громоздкий, дорогостоящий, длящийся неопределённо долго. А можно применить указ, согласно которому непрошеных гостей разрешено казнить сразу после ареста.
В первом случае необходимо было признание подсудимых. Опыт убеждал служителей закона, что, столкнувшись с волевым характером, следствие начинало месяцами буксовать - несмотря на весь арсенал изощрённых пыток.
Во втором в признании не было нужды. Уже само наличие заключённых в камерах доказывало, что эти люди вопреки запрету нарушили границу. Палачи могли приступать к делу немедленно.
Как читатель уже понял, суды и магистраты всегда выбирали второй путь. Светской власти хватало прагматизма для такого решения.
*****
Да, власти Западной Европы не преследовали кочевников за колдовство. Но народ-то в их магическую силу верил! Если мы посмотрим на историю под таким углом, то увидим, что это не так уж плохо - наоборот, хорошо! Если что и удерживало простых людей от доноса, так это суеверный страх, что цыгане и из тюрьмы способны отомстить! Кроме того, когда человек раздумывал: дать или не дать цыганке подаяние, те же суеверия склоняли его к благотворительности... Естественно, гонимое племя старалось укреплять удобную для себя легенду (хотя можно было особенно и не стараться; уже само по себе гадание возводило цыганок в ранг повелительниц незримых сил).
Ореол таинственности позволил странникам пережить самые трудные столетия. Интересно, что даже в середине XIX века немецкая деревня продолжала трепетать перед сверхъестественной силой скитальцев - об этом свидетельствует Рихард Либих (по совместительству юрист и этнограф). Крестьяне верили, что кочевники могут остановить заклинаниями пожар. Верили они и в то, будто смуглые гости способны на вечные времена заговорить от огня целые деревни и города.
"Таким предрассудком цыгане пользуются вполне. - скептически посмеивался Либих. - Этому искусству цыгане, однако, выучились у христиан. Они сами не верят в действие своих заклинаний".
Далее мы узнаём, что немецкая деревня снабжала проезжающие мимо таборы хлебом, салом, маслом, овсом и сеном, постоянно держа в голове, что чужаки могут не только исцелять болезни, но и насылать их, не только лечить скотину, но и наводить порчу. Этой же опаской объясняет Либих поведение деревенских жителей, которые проводили табор мимо полицейских постов тайными тропами, или даже прятали цыган от блюстителей общественного порядка!18


1. Гюго В. Собор Парижской Богоматери. Собрание сочинений в десяти томах., М., 1972. Т. 3. С. 311-316
2. Сперанский Н.В. Ведьмы и ведовство. М., 1906. С. 28-29, 32;
Роббинс Р.Х. Энциклопедия колдовства и демонологии. М., 1994. С. 112-3, 448;
Lea Henry Charles. Materials toward a history of witchcraft. Philadelphia, 1939. Р. 702.
Сноска убрана
3. Григулевич И. Р. Инквизиция. М., 1985. С. 270;
Льоренте Х. А. Критическая история испанской инквизиции. М., 1936. Т. 2. С. 425-426.
4. Plaidy Jean. The Spanish Inquisition. Lnd., 1978. С. 336-338.
5. Роббинс Р.Х. Энциклопедия колдовства и демонологии., М., 1994, С. 195-6, 470-1
6. Ortega Helena Sanches. Les gitans espagnols face a l'inquisition. Etudes tsiganes. 1978. № 2. Р. 21.
7. Kenrick Donald; Puxon Grattan. The destiny of Europe's gypsies. NY., 1972. Р. 28
8. Weideck H.E. Dictionary of gypsy life and lore. NY., 1973. P.22
9. Роббинс Р.Х. Энциклопедия колдовства и демонологии., М., 1994, С. 53, 54, 234, 235
10. Там же. С.397, 398
11. Clebert Jean-Paul. Les Tziganes. P., 1961. Р. 82.
12. Там же.
13. Там же. Р.76
14. Роббинс Р.Х. Энциклопедия колдовства и демонологии. М., 1994. С. 210
15. Midelfort Erik H.C. Witch hunting in Southwestern Germany 1562-1684. California, 1972. Р. 189.
16. Там же. Р. 189.
17. A contribution to the History of the Gypsies in the Bishopric of Liege (1540-1726). JGLS (3). July-October. 1967. Р.142.
18. Цыганы. - Природа и Землеведение, 1864, т. 3., № 3, стр. 73, 78, 81.