Решетников Ян Александрович

Правильно ли говорить "ромы" и "ромский"?

 

 

В течение нескольких последних лет на страницах цыганской прессы замелькали словосочетания "ромская организация", "фестиваль ромского искусства", "конгресс ромов" и так далее. Удивлённым журналистам, освещавшим эти мероприятия, была высказана рекомендация впредь воздерживаться от употребления унизительного термина "цыгане". Особых результатов этот натиск пока не принёс. Ничего кроме лёгкого удивления многонациональное журналистское сообщество не испытало. Я предлагаю обсудить, стоит ли цыганским общественным организациям настаивать на этом сомнительном новшестве.

Прежде всего, вспомним историю вопроса. В России и СССР вопрос о замене слова "цыгане" не ставился никогда. Впервые требование именовать цыган "ромами" возникло в Румынии, где для этого имелись исторические предпосылки. На протяжении пяти веков местная диаспора находилась в рабстве и не удивительно, что слово "цыган" стало носить уничижительный оттенок, подчёркивая зависимое, неравноправное положение человека. Как мы видим, наша ситуация не имеет с румынской ничего общего. С самого своего прибытия в Российскую империю, цыгане получили юридическое равноправие и не преследовались по национальному признаку. Мы признаём, что цыганские активисты Румынии были вправе в своей конкретной ситуации настаивать на лингвистических переменах. Но какое отношение это имеет к России, где существовало богатое цыганское купечество, а городские цыгане породнились с самыми аристократическими семьями империи, включая царскую семью? Немного существует стран, где цыганская диаспора попала бы в столь благоприятный психологический климат. Русская литература воспевала цыганскую свободу и восхищалась национальным характером. Крестьяне пускали кочующие цыганские семьи зимовать в своих домах. Сравним с польскими или немецкими цыганами, которые вынуждены были зимовать в деревянных фургонах по причине отторжения их местным населением.
В советское время мы также видим особое положение цыган. Разделив со всеми народами СССР тяжесть сталинских репрессий, наша диаспора, тем не менее, имела доступ к образованию и трудовым местам. Кинематограф не создавал негативный образ цыган, а цыганское искусство приветствовалось на всех уровнях: от сцены сельского клуба до "правительственного концерта" в Кремле. Не случайно сформировалась национальная интеллигенция, получившая и международное признание.

На данный момент мы наблюдаем парадоксальную ситуацию. Немногочисленная группа образованных цыган настойчиво вводит слово "ромский" вместо слова "цыганский", выступая при этом от имени всей диаспоры. Ещё десять лет назад эти же люди даже не догадывались о том, что российское именование нашего народа унизительно. В своих статьях, публикациях и книгах они назывались цыганами. Цыганами они представлялись при общении с русскими. Но и во время цыганского застолья мы не припомним случая, чтобы данные лица называли себя и окружающих "ромами". Резкая перемена произошла только после того, как эти деятели общественных организаций побывали за границей и им объяснили, что всю предыдущую жизнь они неосознанно дискриминировали себя. Возникает вопрос: стоит ли пересаживать на российскую почву зарубежный опыт, если столь различны психологические условия?
На мой взгляд, следует воспользоваться народной мудростью, гласящей, что "больной здорового не лечит". Прежде, чем мы начнём следовать чужому примеру, надо посмотреть, есть ли для этого основания? Выгоняют ли у нас цыган с работы только за то, что они цыгане? Введено ли у нас раздельное обучение русских и цыган, (как это происходит в ряде стран Восточной Европы). Есть ли дискриминация при приёме в высшие учебные заведения? Стерилизуют ли у нас цыганок против их воли, чтобы снизить рождаемость? Утеряли ли наши цыгане язык, как утратили его цыгане Венгрии, Испании и многих других государств? Перечислять можно долго, но при честном сравнении мы увидим, что не мы должны учиться у "заграницы" национальному взаимопониманию - а им бы следовало внимательнее присмотреться к российскому опыту. У нас до сих пор сохранились многие традиции, исчезающие в других государствах (например, сходка, улаживающая внутренние конфликты). В Венгрии, Чехии, Словакии и т.д. существует в цыганских посёлках такая нищета, об уровне которой наши цыгане даже не догадываются. У нас в принципе невозможна ситуация, когда цыгана не пустят в ресторан только потому, что он цыган - поэтому нашим зарубежным соседям следовало бы вначале ликвидировать все вышеперечисленные факты, а потом уже влиять на нас.

Но здесь возникает вопрос. А требуют ли наши уважаемые иностранные коллеги заменить в России слово "цыгане" на слово "ромы"? Нет, не требуют. По крайней мере официально. К примеру, ERRC (European Roma Rights Center) недавно напечатал на русском языке пособие для наших цыганских активистов, с рекомендациями, как создаётся национальная общественная организация. Там чёрным по белому написано, что в российских условиях слово "цыгане" не носит унизительного характера, поэтому слово "ромы" у нас можно будет внедрить только тогда, когда для этого созреют предпосылки.
Итак, наши зарубежные коллеги имеют достаточно здравого смысла. Они не настаивают печатно на собственной терминологии. Все рекомендации даются устно. Почему же ряд российских активистов проявляет такую настойчивость?

Теперь попробуем рассмотреть вопрос с другой стороны. Может быть, люди, требующие лингвистических перемен, правы в принципе?
Не думаю, что так.
Если мы разговариваем и пишем на родном языке, русские не вмешиваются в нашу речь. Никто не мешает нам сказать или напечатать цыганскую фразу: "Мэ сом ром". Справедливость требует, чтобы и мы не навязывали русским свои требования. Русский язык имеет свои законы и сложившиеся нормы. Названия народов в нём (как и в прочих европейских языках) редко идентичны этнонимам. Русские не называют испанцев "эспаньолами", а англичан "инглишменами". Представьте себе, что будет, если деятели культуры Китая, Венгрии и десятков других стран потребуют от русских, приспособления своего языка к чужой фонетике. Почему же образованные цыгане хотят от российского общества того, чего не просят даже "дойчи", которых, оказывается, мы ошибочно называем немцами?
В контексте русской культуры слово "цыган" как минимум лексически нейтрально - недаром представители нашего народа с гордостью им пользуются. Меня с моим широчайшим цыганским общением никто не разубедит в этом.
Кстати, термин "немцы" гораздо более "унизителен". Для славян, которые понимали друг друга, заговорить с жителем германских земель означало - вести диалог с немым. Немец - от слова "немой", "безъязыкий". И всё же немцы, обладая мощными экономическими и политическими рычагами, даже не ставили вопрос о собственном переименовании.

Теперь давайте рассуждать от обратного. Представьте себе, что активисты цыганских организаций победили. Пройдёт каких-то 30-40 лет неустанной работы - и вот уже наши цыгане не рискнут вслух произносить привычный этноним, да и русские "ужмутся". Как вы полагаете, прибавит ли эта "победа" симпатии к нашему народу? На мой взгляд, нет. Заставив миллионы людей подчиниться непомерным требованиям, мы наживём миллионы полуврагов.
Нельзя сделать десять дел одновременно. Если усилия будут потрачены на переучивание российского общества, хуже будут решаться насущные проблемы цыган. А для русского, к слову сказать, не всё равно, о чём его просят. Вас охотно поймут, если вы скажете об отсутствии газеты или часа на телевидении. В конце концов, это справедливо. Но вспомните, какую неприязнь вызвали потуги украинцев заставить нас говорить "в Украине", вместо "на Украине". И удалось ли руководству Киргизии приучить россиян к словам "кыргызский" и "Кыргызстан"?
Я хочу спросить своих читателей. Хотите ли вы жить в стране, где телевидение ежедневно терзает нас фразами: "В Москве состоялась неделя инглишменской культуры" или "успешные переговоры с дойчевским канцлером"? Знаете ли вы, что венгра правильнее называть "модёр"? Если эти эксперименты вас не прельщают, давайте пересмотрим глубоко ошибочный курс на внедрение безграмотных и никому не понятных слов "ромы" и "ромский".