Пётр Деметр.
Рассказ «Девчонка из табора».

 

 

Предисловие

С любезного разрешения Петра Деметра мы публикуем фрагмент его воспоминаний. Заслуженный артист России рассказывает о своей спутнице жизни, Розе Джелакаевой. Без всяких сомнений многие помнят их дуэт, который был популярен благодаря концертам и пластинкам.
С большим литературным мастерством П.Деметр рисует те далёкие годы, когда театр «Ромэн» пополнялся за счёт таборной молодёжи. Иногда эти юные артисты и артистки едва умели читать. Но они обладали более важным достоинством. У них была подлинно народная манера песни и пляски.

Знаменитый дуэт: Пётр Деметр и Роза Джелакаева

Знаменитый дуэт: Пётр Деметр и Роза Джелакаева.

 

П.Деметр

Девчонка из табора

В тот день цыганский театр «Ромэн» играл выездной спектакль в Серпухове. Артистов привезли на автобусе задолго до начала спектакля. День был тёплый, светило солнышко, заняться было нечем, и Ляля Чёрная и ещё несколько артисток отправились на местный базарчик — убить время, а, главное, узнать все местные новости послушать «цыганскую почту». Народу на базаре было немного, поэтому они сразу увидели маленькую цыганочку, которая собрала вокруг себя целую толпу зевак — она пела незатейливую цыганскую песенку и лихо отплясывала. Девчонка была просто прелесть! Аккуратно заплетённые косы были такой длины, что почти касались земли, озорные карие глаза светились и, казалось, занимали половину лица. Одета она была роскошно: большой болотного цвета мужской пиджак, подпоясанный чулком, яркая цыганская юбка и огромные кирзовые сапоги. Когда она пускалась плясать, ей приходилось выпрыгивать из сапог, и босыми ножками она вытворяла чудеса! Наши артистки, с интересом наблюдая за происходящим, подошли ближе. Заметив своих, девчонка смутилась и хотела было убежать, но Ляля Чёрная остановила её, ласково обняв за плечико. Завязался разговор:

— Ты чья?
— Яшки Генгеля дочка.
Кай о дад?
Бэшто.
А дай?
Бэшты.
— А с кем же ты живёшь?
— С тёткой.
— Танцуешь примерно!
— Мать — Верка-каблучница, два часа может отплясывать без музыки и пример ни разу не повторять!
— Базар не место для твоего танца! На базаре танцевать стыдно!
— Стыдно воровать и убивать, а танцевать и гадать, да песни петь — ой как не стыдно! И гадже слушают, а кто не жадный, и денежку даёт!
— Приходи к нам в театр, красавица, артисткой станешь.

Видно, запали в душу девчонке слова этой необычайно красивой цыганки, которая вскоре стала её кумиром, наставницей, старшей подругой, да и просто родным и дорогим человеком.

Ляля Чёрная

Ляля Чёрная.

Прошло несколько месяцев, и Роза приехала в Москву, разыскала Лялю Чёрную, и они отправились в театр на «просмотр». В то время театр искал талантливую молодёжь не только в Москве, но и по всему Союзу.1 Посмотреть на молодое дарование собралась вся труппа. Розочка села у ног Ляли Чёрной и, ухватившись за край её юбки, не поднимала глаз на артистов, которые, в свою очередь, с нескрываемым любопытством разглядывали очаровательное создание. Наконец, вошёл невысокий пожилой человек с седой шевелюрой. Все поднялись со своих мест, приветствуя вошедшего. Поднялась и Роза. Хитро улыбаясь, он стал задавать самые простые вопросы, но девчонка не отвечала, Она посмотрела на Лялю и спросила по-цыгански: «Ёв халадо2 Все рассмеялись, и Ляля Чёрная объяснила, что этот седой человек — главный режиссёр театра С.Я.Баркан, что ему можно рассказать всё без всякой опаски. В ответ на вопрос Баркана: »Что ты умеешь делать?» — Роза вдруг вскочила с места, как-то встрепенулась, лихо подбоченилась, набрала воздуха и выпалила: «А всё. Петь, плясать, гадать, любить!» Зал грохнул со смеху и разразился аплодисментами. Роза запела свою любимую: «Ай, ту мро зелено урдон». Она пела так, что все вдруг увидели, как она едет на зелёной кибитке, в которую запряжена маленькая лошадка, и светит солнышко. И всем стало хорошо и радостно на душе. Роза приготовилась танцевать и выпрыгнула из своих кирзовых сапог (43 размера), но Баркан сказал, что в театре босиком танцевать нельзя.3 Наступила пауза. Ножка была 32 размера, и тогда Ляля Чёрная сняла свои туфельки и протянула их Розочке: «Надень, мои подойдут, наверное». (Эти туфельки стали нашей семейной реликвией). Роза танцевала в этот день замечательно. Сначала она сплясала «Таборную», потом «Венгерку», как учила мать-«каблучница», а затем ещё «Цыганскую полечку». Она очаровала всех. Пришли к единому мнению, что её необходимо принять.

Вечером Баркан усадил Розу в директорскую ложу. Шёл спектакль «Цыганка Аза». Играли самые знаменитые артисты нашего театра: Азу играла Ольга Петрова, Василя — Николай Сличенко, Гордылю — Марья Васильевна Скворцова, Апраша — Сергей Золотарёв. Роза с огромным вниманием и, мне кажется, удивлением смотрела на сцену. Да что там смотрела! Она принимала во всём участие, уж очень это было похоже на правду. И, когда вожак Апраш схватил за руку Азу и сказал ей, что она должна стать его женой, а Аза, вырвав руку, зарыдала, Роза не выдержала и, выкрикивая цыганские ругательства, выскочила на сцену, выхватила из рук Апраша кнут и, заслонив собой Азу, встала на её защиту. Дали занавес. Так закончился первый день пребывания в театре будущей ведущей актрисы и звезды цыганской эстрады Розы Джелакаевой.
Роза Джелакаева за свою короткую жизнь сыграла в театре «Ромэн» более 30 ролей. В этой череде были роли серьезные, драматические: Фануца в «Горячей крови», Бианка в «Сыне Мадонны», Сарпа в «Сломанном кнуте», Гундя в «Родился я в таборе», Настя в «Цыгане», Бахтори в «За дружеской беседою» и т.д. Но особенно удавались Розочке острохарактерные, комедийные роли. И главной была её первая роль в спектакле «Девчонка из табора». Она выучила эту роль по слуху, так как плохо тогда умела читать! (Цыганята, учитесь в школе хорошо!) Она привнесла в эту роль весь свой, порой нелёгкий, жизненный опыт. Она искромётно импровизировала, и текст, который она придумывала, становился основным текстом роли. Чего стоит её фраза: «Есть захочешь — носом гвозди забивать будешь!» Когда в третьем акте, ещё не появляясь на сцене, она кричала, обращаясь к главному герою: «Холостой!», в зрительном зале раздавался дружный хохот. Исполняя разные роли в спектаклях, она замечательно пела и, конечно, танцевала, танцевала, танцевала....
Мне в ранних спектаклях Розы случалось быть партнёром, но в спектакле «За дружеской беседою» мы должны были петь вместе. Мы спели несколько цыганских песен — так родился дуэт Р.Джелакаева и П.Деметр. Мы стали петь в концертах театра «Ромэн». В то время в театре был весь цвет цыганского искусства: народный артист СССР Николай Сличенко, Валентин Баглаенко, Коля и Рада Волшаниновы, Нора и Миша Ивановы, трио «Ромэн», Валентина и Дуфуня Вишневские, Василий Туманский... Сами понимаете, как нелегко было пробиться, но у нас стало получаться. Нас стали снимать в кино, мы появлялись на телевидении и радио, мы записывали пластинки, наконец, сделали сольную программу «Песни цыган стран мира»4 и ушли из театра на эстраду.

Роза Джелакаева

Роза Джелакаева.

Роза была, конечно же, красивой женщиной. Её обаяние — это Божий дар. Мне кажется, нет на свете ни одного человека, который бы, однажды пообщавшись с Розой, сегодня не вспомнил об этом с улыбкой и теплом.
Роза очень полюбила эстраду Она с большим удовольствием принимала участие в больших гала-концертах, где мы выступал вместе с А.Райкиным, И.Кобзоном, М.Магомаевым, Л.Руслановой, с Ю.Левитаном, З.Гердтом, Н.Сазоновой, Б.Бруновым, К.Новиковой, Е.Хазановым. За кулисами все эти замечательые артисты с удовольствием общались с Розой Джелакаевой как с равной, всегда смотрели из-за кулис на её выступление. У нас с Розой на эстраде сложилась красивая :и счастливая творческая жизнь. Каждая песня — частица души, каждый концерт — маленькая жизнь. Роза обладала взыскательным вкусом, творческой фантазией, неувядаемым оптимизмом. С её творчеством знакомы зрители более 40 стран мира. В 1985 году Розы не стало. Ей было всего 42...
В ноябре 2005 года в ЦДРИ я провёл вечер памяти Розы Джелакаевой, который назывался «20 лет спустя». Мне было необычайно приятно, что зрительном зале яблоку было негде упасть, что люди помнят Розу, что она оставила свой след в памяти и сердцах наших... На этом вечере с воспоминаниями выступали не только цыгане, но; и наши многочисленные коллеги по эстраде Иосиф Кобзон, Александра Стрельченко, Николай Тамразов и другие. Приехали наши дети из Австралии, чтобы помянуть свою мамку и спеть в её память свои песни.

Рассказ опубликован в журнале «Цыгане России», М. 2007. №1. С. 128, 129.

 

1. Как известно, уже первый состав театра «Ромэн» наполовину состоял из таборной молодёжи. И.Ром-Лебедев прекрасно описывает в своих воспоминаниях этот период. Вчерашние кочевые цыгане не понимали сценической дисциплины и доставляли режиссёру немало хлопот. Однако, это с лихвой окупалось талантом таборных самородков. После войны поиск «талантов из народа» продолжался. Из провинции пришли в театр такие звёзды, как Роза Джелакаева и Рая Удовикова. В сущности, это было последнее поколение тех, кто застал кочевую жизнь. Указ 1956 года, заставивший цыган осесть, прервал и многие традиционные промыслы. Однако, девочки, которые ещё вчера плясали на рынках, долго радовали зрителей неподдельной народной манерой исполнения.

2. «Ёв халадо?» в данном контексте означает «Он милиционер?». Однако, значение слова «халадо» шире. Наиболее точный перевод означает «служивый». Этим словом цыгане называют не только работников правопорядка, но и военных.

3. Действительно, в «Ромэне» и цыганских ансамблях вплоть до шестидесятых годов артисткам строго запрещали танцевать босиком. Конечно же, это противоречило таборным традициям. Однако, начальство исполняло политические директивы, которые доходили тогда до абсурда. Босоногая цыганка на сцене воспринималась перестраховщиками как намёк на слабую работу обувной промышленности в СССР. Только во время хрущёвской оттепели запрет ослаб, и многие тогда последовали примеру Земфиры Жемчужной, сплясавшей босиком в фильме «Мой остров синий». Тем не менее, в «Ромэне» сталинский запрет действуют до сих пор. А ведь обутые таборные цыганки — это такой же абсурд, как русские мужики во фраках или гусары в поповских рясах.

4. Это был уникальный эстрадный проект. Советские слушатели привыкли к песням русских цыган, и были практически не знакомы с зарубежным цыганским репертуаром. Во время своих гастролей Пётр Деметр собирал наиболее интересные образцы фольклора. Однако, это было только начало работы. Поскольку цыганские тексты непонятны нашей публике, был сделан частичный перевод на русский язык. Пётр Деметр привлёк к сотрудничеству замечательного поэта Лексу Мануша, а сам сделал эстрадные аранжировки. Результатам стала не только концертная программа, но и пластинка: «Песни цыган мира», которая пользовалась большой популярностью.