Николай Бессонов. ЦЫГАНЕ В ЗЕРКАЛЕ РУССКИХ ЧАСТУШЕК.
 

 

Надо ли лишний раз напоминать, что частушки многое могут рассказать о русской душе? В этом жанре отразился народный взгляд на мир, крестьянский юмор, удаль, озорные подковырки… И всё это в коротких куплетах - в предельно сжатой форме.
Недавно мне в руки попал сборник "Русские частушки". Полистав его, я с удивлением увидел, как много здесь "цыганских" мотивов. По большому счёту на пяти с лишним сотнях страниц присутствуют только две национальности: русские и цыгане. Один раз я наткнулся на грузина - но он здесь явно случайный гость… Поразмыслив немного, я пришёл к выводу, что ничего странного тут нет. В книге были собраны главным образом куплеты деревенского происхождения, записанные в советское время. По ряду признаков - в сталинские годы. А кого в исконно русских областях колхозники видели кроме себя самих? Только заезжий табор. Люди прочих национальностей жили в городах или автономных округах. Вот и получилось, что лишь цыгане стали заметным для деревенского люда явлением.
Во всяком случае, для старой деревни (не знавшей ещё телевидения) это было именно так.
Русские вглядывались в цыганский табор внимательно. И этот взгляд точно отразил цыганскую "особость": непривычный и в чём-то притягательный образ жизни.

Ой, цыгане вы, цыгане,
Вечно вы кочуете.
Почему же вы, цыгане,
Дома не ночуете?


Я озаглавил свою статью "Цыгане в зеркале русских частушек". Отрадно заметить, что зеркало это не оказалось кривым. В сборнике я не нашёл ни одного куплета, отражающего расхожие стереотипы. В деревнях не пели ни о краже детей, ни о коварных цыганских баронах, ни о таборном "язычестве". Наш народ оказался гораздо трезвее иных журналистов, охотно выдающих свои домыслы за реальность.
Так о чём же пели на гулянках, упоминая "кочевое племя"?
Конечно же, прежде всего, в глаза крестьянскому люду бросалось древнее ремесло цыганских женщин. Гадание.
Можно было бы ожидать, что в частушках отразятся жалобы на обман и мошенничество… Ничего подобного! К гадалкам русская частушка относится вполне дружелюбно!

Мне цыганочка гадала,
Нагадала правильно:
Не люби в своей деревне -
Надо сердце каменно.


Мне цыганочка гадала,
Карты на воду кидала.
Главный козырь утонул -
Меня милый обманул.


Мне цыганочка гадала
И качала головой:
"Молодая выйдешь замуж
И останешься вдовой".

Крестьянки верили в магические способности смуглых ворожеек. Они обращались к ним за любовным приворотом, считая загадочный народ хранителем магических тайн:

Я за колышек у речки
Привяжу теленочка.
Три рубля отдам цыганке:
"Присуши миленочка!"


Страсть к гаданию считали неотъемлемой чертой цыганок. Люди точно знали, что они гадают везде: у околицы, в хате, на базаре, даже в тюрьме:

Как-то старую цыганку
Посадили во Таганку.
Она и там давай гадать -
Получилась благодать!


Я консультировался со своими зарубежными коллегами. Ведь цыгане становились персонажами и в зарубежном фольклоре. Выяснилось, что в Германии, Болгарии, Словакии и прочих восточноевропейских странах фольклор отразил опасливое отношение к кочевому племени. Народные песни предостерегают, что от цыган надо держаться подальше, что следует ждать от них подвоха и так далее.
А у нас было наоборот! Недаром триста лет наши крестьяне пускали цыган зимовать в свои избы или сараи. За этот срок деревенский люд успел здраво оценить все плюсы и минусы чужого национального характера. И в целом относился к кочевому табору с симпатией. Посмотрите, например, на следующую частушку. В ней выразилось как уважение к точному предсказанию судьбы, так и сожаление о недолговечности цыганской красоты:

Ой, цыганки, вы, цыганки,
Всё вы угадаете.
Почему же вы, цыганки,
Рано увядаете?


Ещё одна частушка поразила меня своей поэтической выразительностью. Много лет я искал слово, которым можно описать знаковое движение женского цыганского танца. И не находил. Как его описать? Дрожь плечами? Но дрожат, прежде всего, от страха или холода. Тряска плечами? Некрасиво на слух. Помнится, в старину писали, что цыганки танцуют "с пожатием плеч". Но и этот вариант не отражает прекрасный финал таборной пляски.
А неизвестный крестьянский поэт слова нашёл! Вот этот маленький поэтический шедевр:

Ах, цыганка, ты, цыганка,
Золоты колечики.
У тебя, душа-цыганка,
Трепетные плечики.


Четыре коротких строчки! Но здесь сказано и о золоте, которым были увешаны кочевые плясуньи, и о русском восхищении экзотичной красотой. А ещё здесь есть слово "душа". И это важно. Без души красота не может быть совершенной. Во всяком случае, для наших людей.
А в последней строке - главная находка.
"Трепетные плечики".
Умри - лучше не скажешь! Сразу возникают ассоциации с трепетной птицей, трепещущим сердцем. Вот она - высокая поэзия! Сам великий Пушкин порадовался бы за безвестного собрата. Он тоже посвятил танцующей цыганке стихотворение ("Я плясунья, я певица, ворожить я мастерица"). Но такой чудесной фразы он выдумать не сумел…
В таборной песне и пляске кроется ответ на вопрос: "Почему так гармонично сосуществовали несколько столетий табор и русская деревня?". Именно национальное искусство заставляло наших мужиков закрывать глаза на всяческое "озорство". За удалую пляску деревенский люд готов был простить цыганам очень многое.
И недаром один из самых любимых в народе танцев называется "Цыганочкой". Этому танцу посвящено много частушек:

Цыганка раз, цыганка два,
Цыганка три, четыре, пять.
Разрешите мне, хозяюшка,
Цыганочку сплясать.

На лугу костер горит.
Цыган цыганке говорит:
"Я опрокину баночку,
А ты спляши цыганочку!"

Под цыганочку плясать
Не нужно дробление,
Только нужно под неё
Веселое пение.

Я "цыганочку" мою
Каждым вечером пою.
Когда буду помирать,
Велю "цыганочку" сыграть!


Невольно вспоминается Лев Толстой, который ушёл-таки под конец жизни из своего роскошного дома. Умирая на железнодорожной станции, он именно это и сказал: "Жаль, что не услышу больше цыганской музыки…"
Ну а криминал, который (что греха таить?) сопутствовал некоторым таборам, тоже отразился в фольклоре. Правда, частушки повествуют о цыганском воровстве беззлобно. Без смертельной обиды.

Ты - цыганка, я - цыган,
Оба мы - цыгане.
Я ворую лошадей,
Ты воруешь сани.

Ты - цыганка, я - цыган,
Оба мы - цыгане.
Ты - в карман, и я - в карман,
Оба - за деньгами.

Цыганка Мариула
Вчера мне подмигнула.
А пока я с ней стоял -
Часики стянула.


Славяне от природы - светловолосые и голубоглазые. И по контрасту их всегда тянуло к жгучей чёрной внешности.

Цыганочка Аза, Аза,
Цыганочка черноглаза,
Цыганочка чёрная,
Погадай, зараза!


Не надо принимать последнее слово всерьёз. У нас любят ёрничать, чтобы скрыть то или иное чувство. Русская частушка однозначно трактует цыганскую внешность как красивую.

У мово милёнка кудри
Чёрные, цыганские.
Я люблю его за них,
За песни хулиганские!


Русская девушка, выскакивая в круг, пела куплет:

Кабы я была цыганка,
Да еще смазливая,
Вышла б замуж за цыгана
Была бы счастливая.

А вот о том же самом - но погрубее:

Эх, мать, моя мать,
Ты не знала, кому дать!
Ты цыгану бы дала,
Я б цыганкою была!

Таборные парни пользовались популярностью. Недаром появились многочисленные фамилии Цыгановых и Цыганковых. Чаще всего это результат давних деревенских романов.

Ох, юбка моя,
Юбка узкая!
Мой милёнок - цыганёнок,
А я - русская!


Обратим особое внимание на то, что в Российской империи (а позже в СССР) существовало уникальное по заграничным меркам явление. Многие наши девушки выходили замуж за кочевых цыган и кардинально меняли свой образ жизни. Сейчас я как раз пишу о межнациональных браках исследование и уже знаю десятки таких биографий. Русские жёны учились гадать на картах, ходили с торбой для подаяния, жили в шатрах…
И решимость круто изменить свою судьбу отразилась в таких частушках:

За цыгана выйду замуж,
Хоть родная мать убей,
Буду ездить по деревням
И обманывать людей!

За цыгана выйду замуж
Я в палаточке, в лесу.
Подержите мои сиськи -
Я плечами потрясу.


Интересно, что за границей цыгановеды ничего подобного не отмечают. Наоборот, Народные песни предостерегают девушек от любви к цыганам. Европейский фольклор сулит за ослушание нищету, горе и болезни.
А у нас - удалая решимость!
А для нас под сенью шатров - главная приманка. Воля!
Ах, как мы, русские, всегда любили волю! Ради неё мужики пускали барину красного петуха, устраивали бунты или убегали "в казаки". А девушки - как выяснилось - уходили по кочевой дороге. И, представьте себе, были счастливы!
Хотя и нищеты, и невзгод в цыганской жизни хватало.
Итак, русские девушки порой круто меняли свою судьбу. А вот деревенский парень, влюбившийся в таборную красавицу, получал от ворот поворот. Русских примаков цыганская семья не брала. Поэтому один из мотивов нашей частушки - недоступность цыганских женщин.

Я к цыганке подлетел -
Поухаживать хотел.
Цыганка в юбке палевой
Сказала мне: "Проваливай!"


На страже нравственности зорко стояли цыганские мужчины. Так что деревенский искатель приключений сильно рисковал, если лез к смуглянке с поцелуями.

Познакомился с цыганкой,
Дал ей сала, а потом
Меня тоже угостили
Меж телегами кнутом.


В одной из частушек прорывается грубое раздражение от того, что цыганки блюдут свою честь:

Завлек я как-то Азу,
Цыганочку-заразу.
Пролежал с ней целу ночь
Не дала ни разу.

Другой деревенский стихотворец - наоборот - уповает на ласку и заботу. Он зовёт девушку из табора замуж и уверяет, что в его доме она будет жить как у Христа за пазухой:

Я цыганочку свою
Работать не заставлю.
Сам я печку истоплю,
Самовар поставлю.

Могут спросить: "Неужели на цыганскую тему нет скабрёзных частушек?"
Есть - как не быть. Ведь сборник "Русские частушки" вышел уже после крушения коммунистического режима. Поэтому в него вошло очень много материала, находившегося прежде под цензурным запретом. Куплеты похабного содержания (включающие порой ненормативную лексику) относятся главным образом к отношениям между русскими парнями и девчатами. Ведь мы парадоксальный народ. Деревенские неписаные законы были строгими, и в основном соблюдались. Но при этом на гулянках считалось особым шиком спеть "озорной" куплет - представить себя как можно развязнее и нахальнее. Это были своего рода "параллельные реальности". И чаще всего девка на выданье, которая так бойко пела о запретном, никого к себе не подпускала до свадьбы.
Но не будем слишком долго развивать эту тему. Посмотрим лучше, как смотрятся цыгане в фривольных русских куплетах.
А выглядят они очень даже прилично. Как уже раньше говорилось, русские знали, что подкатывать к таборной гадалке с похабными речами бесполезно и опасно. Так что частушки из разбираемого разряда построены по принципу: "Цыган с цыганкой".
Да и те по нашей мерке довольно целомудрены.

У цыгана в огороде
Есть колодец ключевой.
И повадилась цыганочка
К цыгану за водой.

Цыган цыганке сделал санки.
Они покатилися.
Цыган с цыганкой под горой
Переворотилися.

Цыган цыганку завалил,
Цыганка завертелася.
Цыган цыганку - только раз,
А ей еще хотелося!

Есть частушка, построенная на игре слов. В ней посередине делается многозначительная пауза, а потом звучит вполне невинный финал:

Цыган цыганке говорит:
"У меня давно стоит...
На столе бутылочка,
Давай-ка выпьем, милочка!"


Открою небольшой секрет. Вообще-то эта частушка переделана. В исходном варианте первая строка звучала "Мне мой милый говорит". Так что цыган здесь подставили для разнообразия, а сочинено это не про них.
И повторю ещё раз для цыганских читателей. Если бы я сейчас начал цитировать из сборника то, что русские поют сами про себя - приведённые куплеты выглядели бы как детский сад.
А когда крестьянский поэт всё же сочинял про табор похабщину - это выглядит редким исключением. Кстати, я не уверен, что одна из вещей такого рода попала в сборник без искажений. Процитирую частушку, а потом вместе порассуждаем о её достоверности


Цыганочка Сара
Любила комиссара.
Любила и бандита,
Но дело было скрыто.


Лично я подозреваю, что в оригинале была другая национальность. Просто составители сборника решили подстраховаться от обвинений в антисемитизме. Еврейские организации у нас сильные; никто не захотел с ними связываться. Поэтому редакторы и подменили "жидовочку" на "цыганочку", презрев общеизвестный факт, что Сара - типичное еврейское имя.
Если я прав, то всё логично. О цыганках с такой биографией русские люди никогда не слыхивали. Зато еврейки свободных нравов во времена революции просто бросались в глаза.

Заканчивая этот обзор, скажу, что я ограничился рамками одного единственного сборника (хотя и очень объёмного). А вообще-то частушки сочиняли не только в колхозах. Были фабричные частушки. И даже партизанские! Тематический разброс там шире, да о прочих национальностях много интересного можно найти…
Конечно же, в фольклорных сборниках советского периода есть и другие частушки на цыганские темы. Но о них - как нибудь в другой раз.


Николай Бессонов. 2007.