Памяти Джуры Махотина
 

 

30. 01.1951 – 11.02.2004

Российские любители и профессионалы цыганской словесности и культуры понесли большую утрату. 11 февраля 2004 года в Твери не стало Джуры Махотина – Юрия Алексеевича Махотина – человека, который любил и понимал цыган, высоко ценил цыганское искусство, умел дружить, прощать и терпеливо ждать.
В августе прошлого года Джура прислал мне бандероль со своими стихами. Я прочитала их и в телефонном разговоре с Джурой похвалила, сказав, что попозже обязательно напишу о его поэзии. И вот – настало это «попозже», но уже, к моей глубокой скорби, - без Джуры.

В сборник стихов Джуры на цыганском языке вошло 45 стихотворений, разных по времени написания, по тематике и настроению. Это – стихи о цыганах и для цыган и потому наиболее ярко звучит тема истории цыганского народа, его ухода с исторической прародины из северо-западной Индии примерно в пятом веке нашей эры. Давно это было! Но до сих пор сохранилась удивительная, чудесная, золотая - потому что поистине бесценная - нить, связывающая цыган с их древней родиной. Нить эта золотая – цыганский язык- уникальное явление в истории человечества. Ведь, никогда не имея своего
государства, на протяжении полутора тысяч лет спасаясь от преследований и гонений, цыгане сохранили себя как народ, сохранили свой язык. Именно на основе цыганского языка ученые узнали об индийском происхождении цыган, по лексическим заимствованиям в нем определили путь цыган в Европу. Об этом самом большом «цыганском богатстве» рассказывает Джура в стихотворениях «E Romani» («Цыганский язык») и «Palo phurane Devela» * (« О старинных Богах»).

* Здесь и далее в цыганских названиях стихов и в фрагментах из них сохранена орфография Джуры Махотина. ( Примеч. автора – Н.Б.)

Романтическая преданность цыганским традициям и верность вечным нравственным ценностям для Джуры Махотина существовала не только в поэзии. Они были частью его души, которая с трепетом воспринимала нашу действительность: распад некогда огромной страны и теперешнюю жизнь народа ( стихотворение «Jasvengiro saben» – «Смех сквозь слезы»), проблемы современного положения российских цыган («Operacija “Tabor” – « Операция «Табор»).
Много стихотворений написано под впечатлением встреч с необыкновенными людьми, видными представителями цыганской культуры и науки: посвящение Раисе Кубанской «Dzijdy gily (holokausto)» - «Живая песня (холокост)» - скорбная песнь о расстреле в годы Великой Отечественной войны 800 невинных цыган, стихотворение «Orfeus» – «Орфей» посвящено памяти выдающегося цыганолога и цыганского поэта Лексы Мануша. Есть посвящения Николаю Сличенко, Николаю Эрденко, польскому цыганскому композитору и общественному деятелю Эдварду Дембицкому.

Джура Махотин был одним из создателей, а затем Президентом Тверского цыганского культурного центра «Rromanimos». Он всегда придавал большое значение вопросам сохранения и развития цыганской культуры. Я вспоминаю нашу первую и, к сожалению, - единственную в жизни встречу. Это было в Твери в цветущем мае 1990 года. Нас пригласили на Фестиваль цыганского творчества «Цыганская подкова», тогда, наверное, первый в России. Джура был одним из самых активных организаторов этого мероприятия. Он сердечно встречал гостей Фестиваля, заботился об их удобном размещении, о четкой организации концерта. И, когда по радио он вел всю программу выступлений цыганских артистов на огромном стадионе, публика с удовольствием слушала его увлекательный рассказ о происхождении цыган, об истории цыганского искусства. А меня, как филолога, привлекала его замечательная дикция и высокая культура речи.

Джура очень любил музыку, хорошо играл на гитаре. И многие цыганские стихи Джуры необычайно музыкальны. Замечательно в этом отношении написанное за год до кончины стихотворение «Ne, bersa mire! Karik tume nasen?» – «Ну, годы мои! Куда же вы убегаете?».
Ценность этого стихотворения не только в его музыкальности, это еще и прекрасный образец философской лирики. В нем страстная любовь к жизни, желание поспорить со временем и успеть еще много-много. В конце января 2004 года в интервью тверской газете «Караван» Джура Махотин говорил о том, как много в жизни он надеется сделать, что для него все еще только начинается.
Стихотворение «Ne, bersa mire!» написано в стиле старинной цыганской народной песни. Это – песня-размышление, песня-сожаление, песня-вздох, вырвавшийся в ту минуту, когда необходимо перевести дыхание, чтобы идти дальше назначенным судьбой путем.
В лучших традициях цыганской народной песни написано еще одно превосходное, на наш взгляд, стихотворение «Bjavitko» – «Свадебное», полное искрометного юмора, раскованности и удали. Мне оно напомнило шуточные песни известного цыганского композитора и поэта, замечательного цыганского артиста, художественного руководителя одного из лучших цыганских ансамблей Николая Михайловича Жемчужного. Известно, что нередко его песни считали народными.
«Bjavitko» у Джуры – это рассказ цыгана о свадьбе, где веселью и радости не было границ, где гости гуляли так, что было мало неба и земли. По-видимому, это был, действительно, отменный праздник, если Джура так ! написал о нем. А, может быть, он стал таким в художественной интерпретации поэта? Во всяком случае необыкновенное ощущение великолепного праздника останется у каждого, кто прочтет это стихотворение.

Поэтический талант Джуры был очень артистичен и, думается, благодаря этому он смог блестяще перевести на кэлдэрарский диалект цыганского языка 15 стихотворений выдающегося испанского поэта Федерико Гарсиа Лорки, сохранив при этом максимальную близость к оригиналу по смыслу, эмоциональной напряженности и поэтическому размеру.

Третий сборник Джуры Махотина – его романсы на русском языке.
Романс – одна из жемчужин нашей культуры. И это неудивительно, ведь создавали романсы, как правило, томимые «духовной жаждою», движимые редкостной силой таланта лучшие представители духовной культуры России. С середины Х!Х века и до наших дней написано так много романсов удивительной красоты, что написать что-нибудь оригинальное трудно, тем более на цыганскую тему. Здесь накопилось много устоявшихся поэтических образов-штампов, используя которые легко опуститься до банальности, а то - и до пошлости. Как часто мы слышали про дым костра в ночи, кибитки кочевые и бесконечные цыганские дороги! Но подобно тому, как в музыке, из семи всем известных нот талантливый человек сочиняет новую, неизвестную ранее мелодию, так и поэт даже из хорошо знакомого нам материала создает свой, совершенно иной мир, чем удивляет и восхищает нас. В этом и выражается незаурядность истинного таланта.
Глубокое знание русской и мировой классики, хороший художественный вкус и врожденное чувство такта позволили Джуре в искусстве романса идти своим путем и при этом показать свои возможности в разных стилях. Он далек от банальности и повторов. У него свой взгляд на цыганскую жизнь, на судьбу цыганской женщины, взгляд человека сильного духом и непременно с чувством юмора. Таковы и его героини. Вот фрагмент из «Романса ворожеи», посвященного известной цыганской артистке Розе Эрденко:


«Как жалко, что нельзя хотя бы раз
Самой себе без страха глянуть в сердце.
Чтоб от лихого зла мне убежать, смеясь,…
Дав лучику надежды разгореться.
Эй, судьба-судьба! Судьба-судьбинушка
Оплела тебя тоска-кручинушка.
Чью-то лютую беду я руками разведу.
Я б себе поворожила…, да заклятия забыла!…»
А в «Романсе актрисы» :
«Хоть судьба моя сто раз переиначится…
Улыбнусь сквозь слезы. Только и всего!»


И далее:


«Пусть проходят стороной
Караваны жалости
Что в потерях обвинять
Високосный год?
А моею головой
Бог распоряжается…
Значит не о чем жалеть…
Только и всего!»


Для романсов на русском языке Джура Махотин находит свои, очень красивые, поэтические образы, которые ассоциируются у нас с цыганами, с цыганской жизнью. Вот некоторые из них:


«Там, в вышине, серебряный пастух
Табун свой звездный запустил в ночное.»
«Гром, как бубен свадебный звучит…
Ну, а радуга – кибитки остов.»
«Заставлю осень ворожить
На картах листопада.»


Есть и другие интересные образы:


«На ладонях сонных улиц – липы сладкий аромат.
Фонари стоят сутулясь, словно в чем-то их винят…»


И наконец, необычайно тонкая находка Джуры – чудесные образы в стихотворении ( потому что музыка для этого романса пока не написана )
«Трамвай удачи»:


«По улицам несбывшихся желаний,
Проспектам неудавшихся побед
Торопится трамвай воспоминаний…
Но в прошлое возврата больше нет.
……………………………………….
Минувшее не стоило терзаний,
От переулков потаенных грез,
От площадей обманутых мечтаний
Трамвай удачи мне тебя привез!…»

Стихи этого сборника, конечно же, очень музыкальны, ведь они и написаны для переложения на музыку. Хочется надеяться, что талантливые композиторы осуществят этот творческий замысел автора. Как в сборнике цыганских стихотворений, в сборнике романсов много размышлений о жизни и о любви, много остроумного и мудрого. Есть дань традиции высокого стиля русского романса – замечательный «Эпистолярный романс», написанный еще в 1970 году, когда Джура был юным. А потом, говоря его же словами, пришел к нему


«Весь мир забот
Надежд и сомнений,
Удач и падений»

Труден и непрост был жизненный путь Джуры, но он старался жить достойно и оставил людям много хорошего, а главное – добрую память о себе.

Спасибо тебе, Джура, за все. Мы будем помнить о Тебе всегда.

Надежда Белугина.

Статья была опубликована в газете "Романи яг" с сокращениями № 4 (46) 7 апреля 2004 г.. Здесь публикуется в полном варианте.