МИФ О ВЕЧНОМ ЦЫГАНСКОМ ПАЦИФИЗМЕ . Статья Николая Бессонова

 

 

Во время наполеоновского вторжения в Испанию разгорелся очередной бой. Солдат во французском мундире сбил повстанца с ног и занёс штык для последнего удара. В этот момент с его головы слетел кивер. Обречённый на гибель человек вдруг закричал: "Цыган! Цыган!". Победитель тоже узнал соплеменника! Он опустил ружьё, и открыл флягу с вином. В стороне кипело сражение - а недавние враги уселись рядом.
- Пусть эти псы рвут друг друга на куски. Нам что за дело? Они не нашей крови...1
Столкновение цыган на поле боя - это не случайность. Когда Наполеон вторгся в Испанию, в его армии были венгерские цыгане. Останавливаясь на постой в городах, смуглые военные, разумеется, встречали местных "хитанос". Расчувствовавшись, они обнимали своих собратьев. Но это братание никоим образом не гарантировало от противостояния с оружием в руках. Ведь многие "хитанос" вступали добровольцами в отряды испанских партизан.2

То, что цыгане - миролюбивый народ, не склонный вмешиваться в конфликты, никогда не ставилось под сомнение. Не случайно Александр Сергеевич Пушкин, создавая "Песни западных славян", приписал своему отважному герою-повстанцу такие слова:


Долго ль вам мироволить янычарам?
Долго ль вам терпеть оплеухи?
Или вы уж не сербы - цыганы!
Или вы не мужчины - старухи!

Но так ли уж безупречен с исторической точки зрения взгляд на цыган как на вечных пацифистов? Давайте руководствоваться фактами - тогда у нас сложится парадоксальная картина. Мы увидим, что кочевой народ, сознательно стремившийся жить вне общества, вынужден был во многом принимать чуждые ему "правила игры".
Жестокое законодательство западноевропейских стран поставило народ-скиталец вне закона. Во многих государствах каждого встреченного на дороге цыгана полагалось казнить или отправить на каторгу всего лишь за принадлежность к гонимому племени. Таборам приходилось скрываться по лесам и во время появления в городах всячески избегать представителей правосудия, но увы, помогало это далеко не всегда. Спасаясь от гнёта репрессивного законодательства, многие цыгане вербовались в армию: это как бы переводило их на легальное положение. Впрочем, даже в таких случаях возникали инциденты, вызванные инерцией недоверия. Жан де ла Флёр, например, участвовал во многих кампаниях и имел офицерский чин. К сожалению, мы узнаём об этом из судебных бумаг 1603 года, ещё раз подтверждающих дискриминацию цыган. Жан де ла Флёр был обвинён в нарушении эдикта герцога Люксембургского, запрещающего людям его народа находиться на территории герцогства.3
Похожей была ситуация в Ломбардии, где итальянский цыган Джузеппе Морено просил избавить его семью от строгостей миланского губернатора, вознамерившегося изгнать всех людей цыганской крови. Этот инцидент кончился благополучно - из уважения к беспорочной службе в кавалерии, семью Джузеппе оставили в покое.4
Фактов об успешной воинской карьере кочевников набирается немало. Так цыган, называвший себя Христиан Резенберг фон Гронингент дослужился до чина капитана в личной гвардии герцога Сакс-Лонбургского.5 Во времена правления французских королей Людовика XIV и Людовика XV цыгане находились на службе в пехоте, кавалерии, драгунах и в артиллерии. Часто музыкальные способности приводили их в состав военных оркестров, где они были барабанщиками и трубачами.6

Цыгане на привале. Фрагмент гравюры Ж.Калло. 1621 год. Все мужчины изображены с холодным и огнестрельным оружием.


В шведской армии действовал так называемый ингерманладский эскадрон. Во время инспекции, которую проводил в 1676 году маршал Аксель Юлиус де ла Гарде, было отмечено, что он на треть состоит из цыган.7
Вообще Швеция, которая вплоть до Полтавской битвы была ведущей военной державой Европы, не могла быть слишком привередливой при вербовке солдат. Людские ресурсы этой страны были ограничены, и командование было радо каждому новому бойцу. Семнадцатое и восемнадцатое столетия прошли для кочевого народа под знаком чуть ли не всеобщей воинской службы. По свидетельству современников в Швеции было трудно встретить взрослого цыгана, который не пробыл бы солдатом хоть несколько лет. Исследователь-цыгановед Алан Этцлер пишет: "Конечно, цыганам не хватало таких качеств, как отвага, стойкость, надёжность, зато у них были другие достоинства: хитрость, бдительность, ловкость, способность всё видеть, оставаясь незамеченными, наконец, практическое знание людей и стран. В ту эпоху ведение войны зависело не столько от техники, сколько от умения устраивать засады, неожиданные вылазки, и разного рода тайные операции".8
Шведские цыгане принимали участие в Тридцатилетней войне - самом катастрофическом событии XVII столетия. В составе вторгшихся в Германию войск было немало завербованных кочевников, причём отмечены случаи, когда цыганки сопровождали своих мужей, верхом, с парой пистолетов у седла.9 В ту эпоху за каждой армией следовали маркитантки и "солдатские жёны". Естественно, цыганские семьи входили в состав громоздких обозов. Дети питались из полковых котлов, что при цыганской многодетности было весьма накладно для государства. Тем не менее, повторимся, шведские полководцы считали, что игра стоит свеч. Точно так же рассуждали военачальники Германии, Польши и ряда других стран, а также крупные феодалы, принимавшие цыган на службу и дававшие взамен своё покровительство.10
Обучение кочевников военному делу имело порой и оборотную сторону. Отслужив срок по контракту, мужчина обладал уже достаточными навыками, чтобы защитить свою семью от всякого рода посягательств. В Германии возникали большие группы для самозащиты. Одна из самых значительных стычек произошла в 1722 году, когда отряд вооружённых цыган, имевших даже лёгкую артиллерию, вступил в бой с регулярными войсками.11
В Восточной Европе закон не предписывал истребление цыган. Однако, и здесь известны случаи, когда они участвовали в боевых действиях. В исторической литературе описан эпизод 1534 года, когда Ян Запольский нанял кочевников для поджогов на вражеской территории. Прежде чем их заподозрили и поймали, они успели устроить пожары в городах Кошице, Левоча, Бардейов, Прешов и Сабинов. Конечно, можно счесть, что в диверсиях был обвинён мирный табор (цыган из века в век огульно обвиняли в преступлениях, которых они не совершали), однако, в данном случае вину поджигателей подтвердило письмо, найденное у них при обыске. Надо полагать, это письмо должно было поспособствовать получению гонорара у сподвижников Запольского по окончании рейда.12
Гораздо большую известность в цыгановедении получил случай с осадой замка Нодь-Ида - он уже не раз приводился в русскоязычной литературе. Венгерский полководец Перени, по недостатку войск поручил защиту замка, находящегося неподалёку от Кошице цыганскому гарнизону. Когда императорские войска осадили крепость, цыгане держались сверх ожидания мужественно и отбили несколько штурмов. Неприятелю пришлось снять осаду и отступить. В этот момент один из защитников Нодь-Иды допустил непростительную ошибку. Видя уходящих прочь врагов, цыган легкомысленно и высокомерно крикнул:
- Если б у нас не кончился порох, вы бы так легко не отделались!!
Конечно же, императорский отряд немедля вернулся, затеял новый штурм и, ворвавшись в замок, перебил всех осаждённых... В память об этом событии венгерскими цыганами была сложена жалобная песня.13
*****
Современные цыгане любят называть себя самым миролюбивым народом. "Никогда мы не вели войн", - с гордостью говорят они. Это правда - но правда неполная. Пальму первенства по миролюбию следует присвоить народам Крайнего Севера - те действительно никогда не брались за оружие; цыгане же за свою тысячелетнюю историю множество раз были так или иначе втянуты в вооружённые конфликты (другое дело, что они сами их не затевали). Цыгане воевали за Османскую империю и против неё, они сражались в армии французского короля Генриха IV, и служили в португальских войсках.14
В эпоху наполеоновских войн русские хоровые цыгане вступили в гусарские и уланские части кутузовской армии,15 но их далёкие европейские собратья шли усмирять Испанию в составе французских легионов, и принимали участие во многих сражениях, пополнив ряды австрийской, английской и испанской армий.16

Офицеры царской армии Георгий и Владимир Набаранчук. Кавалеристы. Оба - цыгане. Снимок 1917 года из архива В.П.Набаранчука.

Потом была Первая мировая война, и снова "пацифисты" гибли с обеих сторон, защищая интересы стран, в которых они родились. Защищали - порой будучи мобилизованы, порой охваченные бушевавшей вокруг атмосферой патриотического порыва - но, положа руку на сердце, победа той или иной стороны не ухудшила бы их жизнь кардинально. "В чужом пиру похмелье". Вот какова была доля убитых и покалеченных в европейских конфликтах цыган.
Война против нацизма стала первой за тысячу лет войной, в которой цыгане сражались, защищая своё право на жизнь, своих жён, детей и матерей. Немецкие фашисты сделали геноцид цыган, наряду с геноцидом евреев, основой своей идеологии и политики. Не приходится сомневаться, что в случае победы, гитлеровцы истребили бы эти народы поголовно. К 1945 году погибло по меньшей мере 130 тысяч европейских цыган - их расстреливали, топили, сжигали, уничтожали в газовых камерах. Вот почему во всех странах появились герои-антифашисты, взявшие в руки оружие несмотря на природное отвращение к войне, составляющее основу цыганского характера. Историки Д.Кенрик и Г.Паксон приводят многочисленные факты о партизанах и подпольщиках Франции, Албании, Словакии, Сербии и Хорватии - эти люди внесли свой вклад в победу над коричневой чумой.17
Ян Йорс описывает в своей автобиографической книге ловарский табор, с которым ему довелось кочевать по дорогам Франции и Бельгии. В мае 1940 года началось германское вторжение, которое означало приход тяжёлых времён: "Поначалу немецкие солдаты обращались с цыганами хорошо, и некоторое время они беспрепятственно кочевали по оккупированным территориям… В то же время, с типичной для цыган непоследовательностью, они давали временное убежище британским лётчикам, сбитым над захваченными немцами территориями, а также беглым военнопленным, которые обращались к ним за помощью. Это происходило из-за глубоко укоренившейся традиции цыган - сострадания к преследуемым. Впоследствии это вовлекло их в организацию "путей спасения" для агентуры Союзников, но постепенно возрастающее давление со стороны немцев привело к более тесному сотрудничеству с различными местными движениями Сопротивления…
Цыгане из нашего табора активно участвовали в Сопротивлении вплоть до середины 1943 года, когда многие из них были схвачены тайной полицией. Части из них удалось спастись; ловарская молодёжь и некоторые из цыган-чурарей начали борьбу со своими гонителями с оружием в руках - хотя старики поговаривали, что это зараза, идущая от "гадже", и что только больные любят войну."18
Цыгане СССР по вполне понятным причинам не только участвовали в партизанском движении, но и влились в ряды регулярной армии. Они служили в пехоте, авиации и танковых войсках; очень многие были награждены медалями и орденами. Масштабы этого явления настолько значительны, что даже семьи фронтовиков не осознают сейчас его массовости; нередко они искренне уверены, что их воевавший родственник - исключение из правил. Участие цыган в Великой Отечественной войне, это слишком большая тема, чтобы вскользь описывать её в заключительных строках обзорной статьи. Но живущие сейчас, должны осознавать благодарность по отношению к цыганским солдатам и офицерам, защитившим полвека назад мир от нацизма.


1. Weideck H.E. Dictionary of gypsy life and lore. NY., 1973. P.498.
2. Там же. P.251.
3.Francois de Vaux de Foletier. La civilisation du cheval dans le monde Tsigane - Etudes tsiganes №1 1982 P.14;
Weideck H.E. Dictionary of gypsy life and lore. NY., 1973. P.304.
4. Francois de Vaux de Foletier. La civilisation du cheval dans le monde Tsigane - Etudes tsiganes №1 1982 P. 15
5. Weideck H.E. Dictionary of gypsy life and lore. NY., 1973. P.304.
6. Там же.
7. Francois de Vaux de Foletier. La civilisation du cheval dans le monde Tsigane - Etudes tsiganes №1 1982 P.15
8. Etzler Allan. Gypsies in Sweden. JGLS (3). XXV. Рarts 3-4. Р. 83, 84.
9. Francois de Vaux de Foletier. La civilisation du cheval dans le monde Tsigane - Etudes tsiganes №1 1982 P.15
10. Цыганы. Природа и Землеведение. СПб., 1864. Т. 3, № 3. С. 71; Ficowski Jerzy. The Gypsies in Poland. Warszawa, Р. 14, 15.
11. Kenrick Donald, Puxon Grattan. The destiny of Europe's gypsies. NY, 1972. P. 47.
12. Horvathova Emilia. Cigani na Slovensku. Bratislava, 1964. Р. 375-378.
13. Штибер Н.Г. Русские цыгане. Ежемесячныя литературные приложенiя к "Ниве". СПб., 1895. № 11. С.521;
Патканов К.П. Цыганы. СПб., 1887. С. 34.
14. Weideck H.E. Dictionary of gypsy life and lore. NY., 1973. P.175, 304.
15. Ром-Лебедев И. От цыганского хора к театру "Ромэн". М., 1990. С.46.
16. Weideck H.E. Dictionary of gypsy life and lore. NY., 1973. P.221.
17. Kenrick Donald; Puxon Grattan. The destiny of Europe's gypsies. NY., 1972. Р. 107, 112, 121-2, 137.
18. Yoors Jan. The Gypsies. NY. 1983. Р. 253,255, 256.