Цыганская благотворительность
 

То, что у цыган всегда существовала взаимопомощь, никого не удивляет. Но, собирая сведения о дореволюционном периоде, я столкнулся с фактами, которые никак не укладываются в клише обыденного сознания. Оказывается, некоторые из богатых цыган занимались благотворительностью, направленной вовне. Так купец-кишинёвец Мунзул нанимал работников, чтобы они копали для селян колодцы. А когда он ехал через деревню, то раздавал детишкам сладости.
Видимо, здесь сказалась общая атмосфера XIX века, когда лучшие представители русского купечества стремились не только к личному обогащению, но и к общему благу. Всем известен купец Третьяков, создавший картинную галерею. До сих пор отечественная культура благодарна меценатам Морозову и Рябушинскому. На купеческие средства тогда строились церкви, школы, больницы, приюты. Видимо, эти благородные деяния послужили примером и для купцов-цыган.
Александр Петрович Панков имел в Петербурге два дома и поставлял лошадей по государственным заказам. Умер он в 1912 году, едва перевалив за пятый десяток. Только тогда родные с удивлением осознали, какой человек жил с ними под одной крышей. Вся дорога от дома до кладбища оказалась устлана еловым лапником, и на похороны пришла целая толпа незнакомых бедно одетых людей. Когда их спросили, какое отношение они имеют к Александру Петровичу, прозвучал такой ответ:
- Это наш благодетель: в трактирах кормили бесплатно всех бездомных и голодных по три раза в день, а счёт подавали ему.
Среди цыган Александр Панков был известен совсем с другой стороны. Его уважали как виртуоза-лошадника. На конном рынке этот человек буквально преображался. С любым мужиком он разговаривал как «земляк», потому что в совершенстве знал разные российские говоры. Мена шла у него бойко. И несмотря на своё богатство, он дружил с кочевыми цыганами (даже женился на девушке из бедной таборной семьи). Одним словом, в этом человеке сочетался «законистый» цыган и благородный российский купец. Своим детям он часто говаривал: «Относись к людям так, как хочешь, чтобы к тебе относились».
Не отставали от барышников и хоровые цыгане. Артисты зарабатывали пением и пляской. Но не всегда они выступали за деньги. Известный исследователь петербуржских хоров Константин Бауров поделился со мной снимками старинных афиш, свидетельствующих о постоянном участии цыган в благотворительных концертах.
Все подобные мероприятия организовывались по одной схеме. Участники выступали бесплатно, а сборы шли на какую-то конкретную акцию. Конечно, судить мы можем только по тому, что до нас дошло. Но и этого достаточно, чтобы понять, до какой степени цыгане были частью российского общества.
Вот конкретные примеры.
В 1877 году Россия откликнулась на зов болгар и двинула войска с целью освобождения славян от ига Османской империи. Война с Турцией оказалась тяжёлой и кровопролитной. Российская общественность была охвачена патриотическим порывом. Многое делалось для снабжения армии. Но не забывали и о семьях «ратников». 24 июля 1877 года в Летнем саду Петербурга было проведено «Большое народное гуляние» с платой по 20 копеек за вход. Средства предназначались «для оказания пособия вдовам и сиротам пострадавших на войне». Среди участников концертной программы значится «хор московских цыган под управлением Матвея Петрова».
3 сентября 1878 года была проведена подобная акция «в честь возвращения в С.-Петербург гвардии». Снова выступал среди прочих артистов цыганский хор, и снова деньги шли «в пользу убежища для престарелых женщин и вдов павших воинов».
Как тут не вспомнить о пожертвованиях знаменитого Соколовского хора во время наполеоновского нашествия! Тогда кутузовская армия получила от цыган значительную материальную поддержку. Даже рядовые хористки отдавали тогда по 500 рублей ассигнациями – очень большие по тем временам деньги (если учесть, что крепостной человек стоил тогда около 160 рублей).
Но не стоит думать, что городские цыгане вносили свою лепту в общее дело только в военное время. Цыгане Петербурга оказывали своим искусством посильную помощь тем, кто в этом нуждался, и в дни мира. 19 августа 1883 года состоялся концерт «в пользу вновь учреждённой бесплатной детской Петергофской больницы». Билеты в театр стоили от 1 до 25 рублей, в зависимости от места. На этот раз речь идёт о чисто цыганском мероприятии. В программе были два хора: «Самарский», под управлением Александра Граховского и «Аркадский», под управлением Николая Шишкина.
Шишкинский хор – на этот раз совместно со знаменитой солисткой Варей Паниной – выступил 14 октября 1907 года с «Историческим цыганским концертом». Публику привлекла необычайная широта репертуара. Три отделения были наполнены выразительными сценами. Начали с пушкинского «цыгане шумною толпой по Бессарабии кочуют», а закончили тем, «что мы теперь поём». Все деньги от концерта пошли на помощь «пострадавшим на войне солдатам и их семьям». Увы, это снова было актуально. За революционными потрясениями цыгане не забыли о тех, кто пострадал в ходе проигранной русско-японской войны…
Могут сказать, что это от избытка. Почему не помочь, когда дом – полная чаша? Но в некоторых цыганских семьях традиции благотворительности оказались настолько сильны, что никакие личные невзгоды не вытравили из их души милосердие. Очень показательна в этом отношении семья Панковых. Те два богатых дома, о которых упоминалось в начале статьи, им пришлось бросить. «Отдали Советам, чтобы не было для детей неприятностей». В годы гражданской войны вдова Екатерина Панкова со взрослыми сыновьями и дочками 8 и 15 лет скрылась в сельской местности. Вчерашние состоятельные горожане обносились до предела, ходили босые, но благодаря этому избежали излишне пристального внимания новых хозяев жизни. Как говорили тогда в этой семье: «Отрежь полу и беги».
В 20-е годы Панковы перебралась в Москву, где им пришлось начинать с нуля. Николай Панков устроился на завод. Жили в страшной тесноте. И всё же делились последним! В ходе коллективизации большевики организовали голод, чтобы поставить на колени крестьянство. В крупные города хлынула толпа обездоленных истощённых людей. Потом была война – и снова обездоленных хватало. Николай Панков часто приводил с улицы голодных, чтобы накормить их чем Бог послал и временно дать крышу над головой. Н.А.Панкова у нас знают как цыганского просветителя, как человека, который переводил Пушкина и Лермонтова на родной язык. Думаю, эта статья осветит его биографию с неожиданной стороны.
Ну а дочь этого подвижника, Любовь Николаевна – это я уже вижу сам – помогает едой, деньгами и вещами узбекским люли, которые просят милостыню в Москве. Сама она – пенсионерка. Думаю, не надо долго объяснять, каков сейчас бюджет одиноких пожилых москвичей.
Я понимаю, что в наше меркантильное время многим покажется странным всё, что я описал. Но если цыгане внимательнее всмотрятся в своё прошлое, то они увидят в национальных традициях ту основу, на которой произрастала благотворительность. Разве не находили в таборах приют те, кого преследовала власть? И разве не воспитывали во многих цыганских семьях как родных русских сирот? Об этом не принято говорить и писать – но практически каждый цыган может назвать имена знакомых, биографии которых подтверждают цыганскую отзывчивость на чужую беду.

Николай Бессонов

Статья опубликована в цыганской газете "Романи яг" № 6 (48), 2004 г.