Способы кочевания
 

Цыгане хорошо знали территорию в ареале своего кочевья. Они постоянно помнили о местах, где удобнее всего остановиться табором, о деревнях, где можно снять жильё на зиму, о ярмарочных днях, обещающих хорошие заработки. На ярмарках цыгане встречались, обменивались новостями, договаривались о браках детей.

Ахилл Зо. "Испанские цыгане, странствующие по Кордове". Холст, масло. Вторая половина XIX века.

Некоторые авторы пишут, что в маленьких странах с высокой концентрацией цыганского населения (Германия, Польша) был выработан язык условных знаков, по которым можно было определить, в какую сторону проехал табор. Р.Либих, в частности, утверждает, что цыгане навязывали лоскутки на кусты близ перекрёстков, помогая отставшим догнать свою семью.1 Он же говорит о воткнутых в землю ветках, о выложенных на обочине камнях, и о линиях на земле или на снегу. Польский этнограф Е.Фицовский называет и другие приметы (привязанная к дорожному столбу метла). К этой информации следует относиться с большой осторожностью. В России о подобной практике ничего не известно, хотя русские цыгане - прямые потомки синти. Конечно, огромные русские территории вполне могли отучить кочевников от условных знаков, но всё же гораздо логичнее будет предположить, что таковых просто не существовало, или ими пользовались в исключительных случаях.
Очень характерна для изучаемого вопроса статья В.Папазьяна - в ней сконцентрированы все существующие в литературе стереотипы о кочевье. Этнограф пишет, что цыгане, «не зная местных языков, дорог, географии... прямо идут к намеченному пункту», причём происходит это «без всяких расспросов». «Всякая группа цыган, проходя по какой-либо местности, делает на стенах, в дуплах деревьев, различные знаки, понятные только цыганам». Папазьян поместил в своей статье эти изображения, заимствованные из журнала «Globus» за 1897 год; среди знаков оказались крест, трезубец и даже свастика.2
Все процитированные здесь положения не выдерживают критики, поскольку базируются на чисто кабинетном представлении о кочевье и о цыганской психологии. Во-первых, как мы уже говорили, кочевники в подавляющем большинстве случаев прекрасно знали местность и живущих в ней людей, следовательно, они не нуждались в условных знаках «для внутреннего употребления». Заботиться же об удобствах цыган из других групп, которые являлись для них чужаками, тем более, не было никакого расчёта. Во-вторых, представляется странной идея вырезать знаки «в дуплах деревьев». Даже если бы кто-то решился на эту трудоёмкую процедуру, то легко ли было последующим странникам найти такой указатель? Тем, кто об этом пишет, стоило бы представить себя в роли кочевника, старательно ищущего в роще деревья с дуплами вместо того, чтобы спросить дорогу у местного жителя - тогда у них возникли бы сомнения в собственной правоте. Хотя, возможно, и этого аргумента было бы недостаточно. Штампы в цыганологии настолько сильны, что их трудно опровергнуть логикой или фактами. Тот же В.Папазьян, узнав из зарубежной литературы о таинственном древнем кодовом языке, попытался найти его и у бошa. Исследователь показывал армянским цыганам изображения и они, естественно, говорили ему, что ничего подобного в их обиходе нет. Реакция В.Папазьяна весьма показательна. Он пишет: «Бошa так тщательно хранят тайну этих знаков, что даже часто отрицают их существование».3
*****
Подобно тому, как цыганское жилище варьируется в зависимости от образа жизни этнической группы, так и способ кочевья сильно отличался в разные эпохи и в разных странах. Далеко не везде местность позволяла передвигаться караваном, состоящим из кибиток. В каменистом Афганистане, где дороги то и дело переходят в караванные тропы, кочующий табор и сейчас передвигается пешком или на ослах.

Кочевые цыгане Бразилии во второй половине XX века.

В Бразилии времён её колонизации путешествовать в повозках также было невозможно. Страна была покрыта непроходимыми лесами, и для того, чтобы куда-либо проехать приходилось рубить на пути просеки. Первыми вглубь джунглей отправились отряды бандейраш - искателей золота и драгоценных камней. Известно, что в составе этих групп были и привезённые из Португалии цыгане-кале. Вплоть до середины XIX века бразильцы не заботились о создании сети хороших дорог. Все грузы переносили на своих плечах или на голове негры-рабы, во многом заменившие тягловый скот. Соответственно, бразильские цыгане вынуждены были передвигаться исключительно верхом. Даже во второй половине XX века эти кочевники сохранили привычку к верховой езде.

Альфред Деходенк. "Цыгане в пути". Холст, масло. 1860 год.

 

Жак Калло. "Цыганский табор". Гравюра 1621 года.

Первые европейские хроники не упоминают о кибитках. В 1411 году летописец говорит о том, что мужчины были на конях, а женщины и дети шли пешком. Те же сведения дают и изобразительные источники. Гравюра Гайлера фон Вейнека, созданная в 1606 году, изображает странствующих цыган либо пешими, либо в седле. Интересной деталью является наличие оружия - пик и мечей у мужчин. Более поздняя гравюра французского художника Калло фиксирует появление в таборе пистолетов и мушкетов. Это закономерное следствие периода репрессий. Вооружённый табор вызывал опаску, и значит имел меньше шансов подвергнуться нападению. Таким образом, иметь оружие было выгодно цыганам из психологического расчёта. Оно предназначалось исключительно для самообороны. Лишним доказательством миролюбия цыган является то, что как только по отношению к ним началась более гуманная политика, таборы повсеместно «разоружились». Конечно, произошло это не за один год. Немецкий этнограф середины XIX века Р.Либих пишет, что «хотя в цыганах вовсе нет воинственного духа», они возят в кибитках целые арсеналы. Но этот же автор уточняет, что основное назначение этого оружия - ритуальное. Из ружей на радостях стреляли в воздух при провозглашении нового вожака. Саблю или кинжал клали рядом с умершим в могилу. В повседневной же действительности цыган уже ограничивался тем, что носил с собой палку или нож.4
*****
Тип транспортного средства цыгане перенимали у окружающего населения.
В России это была обычная открытая телега. В Венгрии и Румынии существовали кибитки с матерчатым крытым верхом. Крыша могла заостряться кверху углом, как у большой венгерской фуры. В то же время существовал и тип повозки с полукруглым верхом. Для того, чтобы сделать такую крышу, цыгане прикрепляли к бортам телеги согнутые дугой тонкие жерди, и соединяли их продольными поперечинами. В перекрестьях жерди связывались между собой, а поверх натягивалась ткань. В таких повозках передвигались, например, урсары и кэлдэрары. Безлошадные цыгане имели лишь тележку, в которую впрягались сами, как это изображено на картине Стрейтта.

Николай Бессонов. "Цыганский табор". Холст, масло. 1993 год.

 

"Цыганский фургон в Венгрии". Ксилография 1861 года.

 

У кочевых цыган Польши - деревянные фургоны. 1963 год.

В странах Западной Европы цыганские повозки отличались повышенной комфортностью и добротностью. Это были деревянные фургоны - фактически домики на колёсах. Они имели даже деревянные приставные лестницы, а порой и железные печки для обогрева на ходу.

Фургон английских цыган. Конец 80-х годов ХХ века.

Английские трэвелерс имели фургоны такого же типа, но украшали их росписями и деревянной резьбой, которую часто даже золотили. Это делало кочевую кибитку настоящим произведением искусства и гордостью своего владельца.

Цыганская девушка возле автофургона. 1990-е годы.

В XX веке появилась сеть шоссе и автомобили. Западноевропейские цыгане в наши дни кочуют в автофургонах или машинах с домиками-прицепами. Только внутренность передвижного жилья, с коврами и большими подушками, выдаёт цыганский вкус.


1. Цыганы. Природа и Землеведение. СПб., 1864. Т. 3, № 3. С. 85.
2. Папазьян В.М. Армянские боша: цыганский этнографический очерк. Этнографическое обозрение. М., 1901, кн. 49, № 2, С. 100, 101.
3. Там же. С. 114.
4. Цыганы. Природа и Землеведение. СПб., 1864. Т. 3, № 3. С. 74, 76, 83.