История цыган Восточной Европы (XV-XIX в.в.).
 

 

Судьба восточной ветви цыган является ещё одним доказательством нашего тезиса о том, что так называемые врождённые свойства цыган преувеличены. Тяга к свободе, тяга к кочеванию не помешали появлению множества оседлых групп. А якобы врождённая криминальность опровергается широчайшим развитием ремёсел в их среде. Сложившееся после падения Византии разделение на восточноевропейских и западноевропейских цыган показывает, как сильно отличается развитие одного народа в различных исторических условиях.
В начале XV столетия значительная часть византийских цыган уже вела полуоседлый образ жизни. К этому моменту цыгане были известны не только в греческих областях Византии, но и в Сербии, Албании, румынских и венгерских землях. Повсюду они образовывали особые слободы или деревушки, где мастера плели корзины, вырезали изделия из дерева, ковали железо. Были и кочевые цыгане, которые также занимались ремёслами и выступали с дрессированными животными. Приход завоевателей-мусульман не заставил значительную часть цыганского народа уехать с обжитых земель. Цыгане рассудили, что смогут продолжать прежнюю жизнь и под османским господством. На конкретных примерах видно, что честные ремесленники действительно были нужны противоборствующим сторонам как производительная сила или как налогооблагаемая база.

Теодор Валерио. "Цыган-кузнец". Гравюра.

В Венгрии цыгане завоевали славу искусных кузнецов. Уже в 1442 году король Жигмонд даровал им привилегии. Поскольку пришельцы стали играть важную роль в обороне края, король Матиуш продолжил ту же политику; цыганские поселения были освобождены от налогов. Цыгане изготавливали пушечные ядра, холодное оружие, конскую амуницию и панцири для воинов. После того, как Балканы попали под власть турок, ремесленники стали снабжать оружием турецкое войско и снова были за это освобождены от налогов. Цыгане описываются в мусульманских источниках как мастера, которым под силу была любая тонкая работа по металлу, в том числе изготовление ружей.1
Сразу же после появления турок в Византии, местные цыгане смогли найти с ними общий язык. Они даже вступили в вспомогательные воинские части или шли с армией, обслуживая её нужды. Значительное число цыган попало в Болгарию именно этим путём. Султан Мехмед II Завоеватель, взявший Константинополь, обложил цыган налогом, но освободил от него кузнецов, ковавших оружие, а также тех цыган, которые жили в крепостях. Уже к этому периоду относятся сведения о том, что часть цыган приняла мусульманскую веру. Несомненно, число таких людей должно было возрасти после того, как Сулейман Великолепный в «законе о цыганах области Румелия» постановил брать с христиан несколько большую сумму налога (цыгане-мусульмане должны были платить 22 ачкета, а «цыгане-неверные» - 25 ачкетов.) 2 Это была часть общей политики исламизации, проводимой на Балканах. Наметилась закономерность. Кочевые цыгане, как правило, оставались христианами (и остаются ими по сию пору) оседлые же, селившиеся в городских предместьях, и имеющие постоянные контакты с турками, принимали ислам. Таковы этнические группы арлии и хорахая в Болгарии, Албании, Сербии и Турции. Для коренного населения Болгарии слово «цыган» даже стало синонимом слова «мусульманин».3

Балканский цыган. Зарисовка XVII века.

Продуман был и механизм сбора налогов. В 1541 году вступил в силу «Закон об управляющем цыганским санджаком». Под «санджаком» понималась определённая категория цыганского населения из ряда мест, занятая обслуживанием армии. В целом в этот период были предприняты немалые усилия по переписи цыган. В османских документах подробно описаны возраст, занятия и прочие необходимые для налогообложения данные. В регистр вносились даже кочевые группы. Благоприятная в целом обстановка сказалась на структуре профессиональной специализации. В то время как таборы Западной Европы поневоле всё более отдалялись от ремёсел, балканские цыгане промывали золотой песок, делали кирпичи, пасли овец и даже работали на сезонных сельскохозяйственных работах. Перечень профессий был очень обширен. Документы из балканских архивов перечисляют кузнецов, лудильщиков, мясников, маляров, сапожников, сторожей, шерстобитов, скороходов, портных, и т.д. Таким образом, османская политика была более благоприятна для цыган, чем западноевропейские законы об изгнании. В сущности, цыганам было позволено жить в соответствии с традиционными установками при невмешательстве государства во внутреннюю жизнь табора. Исламизация же, столь тяжко воспринимавшаяся большинством народов Балкан, не стала для этого национального меньшинства трагедией. Единственным тяжёлым следствием османских указов стала продажа в рабство недоимщиков. Как документы, так и описания иностранных путешественников фиксируют такого рода случаи. Ганс Дерншвам в 1533 году видел закованных в цепи цыган, продаваемых на базаре в рабство за неуплату харача (этот налог должны были платить все подданные султана, которые не служили в армии). В Османской империи данная практика так и не стала типичной, более того, рабство постепенно сошло на нет задолго до его официальной отмены, провозглашённой в начале XIX века. Исследователи отмечают, что если цыгане и попадали в трудное положение, то не от плохих законов, а от их неправильного или злонамеренного толкования. Официально их не объявляли порабощённым народом.
*****
Принципиально иным было положение в вассальных государствах Османской империи. Молдавское и Волошское княжества поголовно закрепостили всех своих цыган; то есть формальную независимость они использовали для жестокого угнетения кочевого народа. На протяжение нескольких веков цыган подвергали жесточайшим наказаниям и массовым казням (особенно часто сажали на кол).4
Первый зафиксированный пример передачи крепостных цыган относится к Валахии - документ датирован 1385 годом. В 1482 году группы порабощённых цыган уже работали в поместьях Молдавии. Как цыгане становились крепостными доподлинно неизвестно. Одни историки полагают, что под принуждением голода они продавали себя в рабство, другие считают, что они попадали в тюрьму и таким способом выбирались из неё. О неуплате налогов уже говорилось; кроме того, существовала практика похищения людей с последующей продажей их на невольничьих рынках. Наконец, цыган, женившийся на рабыне сам становился рабом. Так или иначе, все эти способы не могли охватить поголовно всех цыган придунайских княжеств, поэтому только целенаправленной государственной политикой можно объяснить известный нам итог: в Молдавии и Валахии свободных цыган не осталось. Если данная семья не принадлежала боярину или монастырю, она была собственностью князя, то есть государства. Неравноправие цыган отразилось и в законодательстве Дунайских княжеств, включавшем даже в XIX столетии следующие дискриминационные статьи:


Валашский гражданский кодекс

Цыгане изначально рабы с рождения
Цыгане без хозяина считаются рабами князя.

 

Молдавский гражданский кодекс.
Крепостные не могут легально жениться на свободных.
Крепостные могут вступать в брак только с согласия своих хозяев.5

В качестве примера официальной торговли людьми приведём объявление, напечатанное в 1845 году: «У сыновей и наследников умершего сердара Николая Нико, в Бухаресте, продаются 200 семейств цыган. Мужчины большей частью слесари, золотых дел мастера, башмачники, музыканты и земледельцы. Продают не менее 5 семейств вместе, но зато цена каждого человека назначена червонцем дешевле обыкновенного, а в отношении уплаты соглашаются на всякое облегчение».6

Крепостных продавали не только частные владельцы, но и церковь. Вот печатное извещение об аукционе в Валахии, где для ясности нарисован закованный в цепи невольник. Текст гласит:

«Монастырём св.Илии на продажу выставлен первый лот цыган-рабов, 8 мая 1852 года, состоящий из 18 мужчин, 10 мальчиков, 7 женщин и 3 девочек: в прекрасном состоянии».


Наиболее тяжёлой была участь не государственных, а боярских рабов. Если первым не возбранялось вести кочевую жизнь, и главным требованием к ним было - исправно платить оброк, то последние находились в господских домах и часто подвергались жестокому обращению. Румынские бояре переняли у мусульман всё самое худшее, что только было в рамках мусульманского образа жизни и системы наказаний. Например, глядя на восточные гаремы, владельцы часто кастрировали цыган, прислуживающих в доме. Имея слуг-скопцов, они не опасались за своих жён и дочерей. Зато когда приезжали гости, к ним вели «на забаву» молодых цыганок. Отказывшихся подчиняться не только пороли кнутом, заковывали в цепи и жгли огнём, но и наказывали «фалангой» - то есть секли по пяткам босых ног. Самых непокорных насаживали на кол. В этом случае мучительное умирание растягивалось на сутки или даже более.

Молдавская крепостная цыганка стоила в среднем в три раза дешевле мужчины.

Николае Григореску. "Цыганка из Болдурь". Холст, масло, вторая половина XIX века.

 

Помимо восточных пыток и казней, в боярских домах на прислугу одевали железные ошейники с тремя железными прутьями, торчащими в разные стороны. Эти орудия назывались «рогатками»; они душили при попытке прилечь и мешали сну. Дети, которые рождались в результате боярских насилий становились рабами, несмотря на то, что были по крови наполовину румынами. Домашним рабам запрещалось говорить по-цыгански. Это привело к появлению существующей и сейчас этнической группы беяши (от слова beyash или boyash - боярские). Представители этой группы говорят по-румынски.
Свидетельства о тяжёлом положении домашних рабов относятся и к самому позднему периоду крепостничества - XIX веку.
«Здесь их едва почитают за людей, - писал путешественник в 30-е годы, - стыдно, отвратительно и жалко было смотреть на оборванных, грязных, полунагих цыган обоего пола, работавших как волы, без всякой платы в богато украшенных хоромах помещиков».7
«В юности моей я видел на улицах города Яссы человеческие создания с цепями на руках и ногах, иногда в железных ошейниках.» - писал М.Когэлничану: «Их секли, морили голодом, коптили в дыму, бросали голыми на снег, или на речной лёд; таково было обращение с цыганами....».8

Цыганки-невольницы за рукоделием. Княжество Валахия. Гравюра Дени Раффе. 1837 год.

Бояре ставили над цыганами надсмотрщиков, называемых ватавами. Эти люди отличались крайней жестокостью, если не сказать изуверством. Даже зконодательный запрет на убийство рабов не остановил некоторых из них. Кстати, запрет самочинно казнить цыган связан с вмешательством нашей страны.
В 1829 году Россия одержала победу в войне с турками и поставила под свой контроль Молдавию и Валахию. Правителем княжеств был временно назначен генерал-адьютант П.Д.Киселёв, которому было поручено установить в княжествах порядок, возвещённый Адрианопольским мирным договором. Не вдаваясь в подробности прогрессивных реформ, проведённых Киселёвым, скажем лишь, что его отрицательная позиция по отношению к рабству была в значительной мере блокирована боярами и помещиками. Не преуспев в полной отмене рабства, генерал настоял на изменениях в гражданском кодексе Молдавии. В 1833 году, то есть незадолго до полного вывода российских войск, за цыганами был признан статус личности (а не вещи, как это было в предшествующих законах). Теперь их нельзя было безнаказанно убивать.9 Был введён параграф, согласно которому цыганка, принуждённая стать наложницей своего господина, освобождалась после его смерти. Постепенно идея отмены рабства овладевала умами. Румынские студенты, обучавшиеся за границей, прониклись там идеями свободолюбия. В сентябре 1848 года на улицах Бухареста состоялась молодёжная демонстрация с требованиями избавиться от варварского анахронизма. Некоторые из богатых помещиков добровольно освободили своих рабов и позволили им говорить по-цыгански. Но это была капля в море - едва ли сотая часть крепостных обрела свободу таким способом. Господа в подавляющем большинстве противились решениям, угрожавшим их выгоде. Очередным шагом прогрессивных законодателей был запрет продавать детей отдельно от родителей. Наконец, в 1856 году в Молдавии государство начало выкупать у владельцев и освобождать рабов. Тот же процесс начался и в Валахии. Окончательная отмена рабства была оформлена конституцией 1864 года.10 По разным источникам свободу тогда получило от двухсот до шестисот тысяч цыган.
В период существования рабства цыгане по отдельности и целыми группами совершали побеги из Дунайских княжеств. Часть скрывалась в Карпатских горах - этих беглецов называли «нетоти». Часть ушла в Словакию, а затем на Украину. В Венгрии ситуация была очень тяжёлой, и в ряде мест мало отличалась от румынских земель (хотя законодательно это не было оформлено).11 Поэтому симптоматичным представляется тот факт, что большинство побегов имело своей целью именно Османскую империю. Особенно сильным стал наплыв молдавских и волошских цыган, когда турки стали терпеть поражения в войне с Австрией. В конце XVII века под временную австрийскую оккупацию попали Валахия, а также часть сербских и болгарских земель. Число цыган, которые скрылись тогда от угнетения на территории Болгарии, было так велико, что балканские этнографы даже назвали этот процесс «миграционной волной».
Непосредственно в Османской империи в описываемый период сохранялось терпимое отношение к цыганам. Характерно, что разница в налогообложении по принципу вероисповедания была в конце XVII века столь же незначительной, что и во времена Сулеймана Великолепного - цыгане-мусульмане платили по 5 грошей с человека, а христиане по 6. При таких условиях в регистре цыган Анатолии и Румелии от 1695 года из 45.000 человек мусульманами оказались только 10.000.12
*****
Военные поражения Османской империи, во время которых под контроль Габсбургов перешли Венгрия, Словакия, часть Сербии и Трансильвания, имели большое значение для цыганской диаспоры. Австрийские власти, имевшие западную ментальность, распространили на цыган завоёванных земель действие репрессивного законодательства. Несомненно, такой подход был вызван всем предыдущим опытом истребления западной ветви цыган.
Эдикт императора Леопольда I от 1697 года ставит цыган вне закона. Началось массовое истребление кочевников, облегчаемое тем, что убийство цыгана отныне официально не считалось убийством. В 1701 году этот эдикт был подтверждён. В 1710 году императорский наместник в Чешском королевстве оглашает уже описанные ранее меры: казнь мужчин; плети и отрезание уха у женщин и детей. Карл VI в 1721 году приказывает вешать и женщин, а детей отдавать на воспитание в госпитали. Такие расправы продолжались вплоть до резкого поворота политики при императрице Марии Терезии.13

Август Петтенкофен. "Кочующая семья". Холст, масло. 1859 год.

Физическое истребление предполагалось заменить принудительной ассимиляцией. Западная школа цыганологов традиционно высоко оценивает деятельность Марии Терезии и её наследников, хотя это лишь следствие того, что гуманный мусульманский подход было выгодно замалчивать - ведь на его фоне политика императрицы выглядит лишь более мягкой формой уничтожения цыган. Если бы было выполнено всё то, что задумывалось Марией Терезией, цыганский народ в течение одного поколения перестал бы существовать, растворившись среди венгров.
Согласно декретам Марии Терезии от 1761 и 1767 года, а также декрету императора Иосифа II от 1783 года даже сам этноним «цыган» заменялся на «новый поселянин» или «нововенгерец». Кочевники были обязаны прекратить странствия и заниматься сельским хозяйством. Цыганам выдавались паспорта с новыми, не цыганскими именами (что означало получение гражданских прав), но им вменялось в обязанность забыть свои прежние имена и прозвища; было также запрещено пользоваться цыганским языком. Чтобы дети не испытывали влияния со стороны родителей, их предполагалось в двух-четырёхлетнем возрасте передавать на воспитание в крестьянские семьи. Цыганские дети должны были получить церковное воспитание и государственное образование. Молодёжь ждала воинская служба, взрослых - жизнь в отстроенных за счёт крестьян деревенских домах. Шалаши и землянки подлежали уничтожению. Отлучаться из деревни можно было только с разрешения сельского старосты. Старосту обязали раз в неделю инспектировать каждую семью, и следить, не нарушают ли цыгане пункты указа. Среди этих пунктов был и такой, как запрещение держать лошадей или торговать ими. В виде исключения цыганам разрешалось пахать на лошадях, но верховная власть настоятельно советовала заменить коней на упряжку волов.14

Петер Фенди. "Привал цыган". Акварель 1840 года. Австро-Венгрия.

 

Герман Кнопф. "Стоянка цыган в степи". Холст, масло. Конец XIX  века.

 

Иоганн Ларвин. "Цыгане". Австрия. Холст, масло. Конец XIX-начало XX века.

 

Под влиянием австрийского законодательства такой же поворот в репрессивной антицыганской политике произошёл в Испании. Испанский король Карл III в 1783 году издал закон, повторяющий основные вышеперечисленные положения. Скопирована была даже терминология - цыган предполагалось назвать «новыми кастильцами».15
Результаты австрийского и испанского эксперимента оказались неожиданно удачными именно потому, что первоначальный замысел не удалось довести до конца. Комплекс ассимиляционных мер оказался слишком дорогостоящим и требовал чрезмерного напряжения духовных сил со стороны коренных народов. Если оказались неисполнимыми указы о казнях и изгнаниях (экономически дешёвые), то тем более невозможно было воспитать или перевоспитать сотни тысяч людей. В результате, цыгане, получив гражданские права и принципиальную возможность врасти в общество, через какое-то время оказались предоставлены сами себе. Когда исполнителям декретов стало ясно, что задача непосильна, они позволили кочевать тем, кто внутренне ещё не был готов к переходу на оседлый образ жизни. Так Австро-Венгрия стала очагом гуманизации, государством, где окончательно сформировались некоторые этнические группы цыган, распространившиеся далее по всему миру (кэлдэрары, ловари и др.).
Уход кэлдэраров из ареала формирования, так называемый «миграционный взрыв» конца XIX века, описан в главе «Цыганские этнические группы».

Девушка-цыганка. Фотография 1914 года.

 

Фотография кэлдэрарской семьи, снятая в Сербии.

 

1. Kozos ut. IV-V. 1993. Р.44.
2. Марушиакова Е.; Попов В. Циганите в България. София, 1993. С. 76-77.
3. Там же. С. 97.
4. Там же. С. 35, 77-79.
5. Kenrick Donald; Puxon Grattan. The destiny of Europe’s gypsies. NY., 1972. Р. 51-52.
6. Цыганы. Природа и Землеведение. СПб., 1864. Т. 3, № 3. С. 68.
7. Немцов Ф. Цыгане. Природа и люди. СПб., 1901/1902. № 6. С. 94.
8. Kenrick Donald; Puxon Grattan. The destiny of Europe’s gypsies. NY., 1972. Р. 54.
9. Марушиакова Е.; Попов В. Циганите в България. София, 1993. С. 35.
10. Kenrick Donald; Puxon Grattan. The destiny of Europe’s gypsies. NY., 1972. Р. 51-52;
Марушиакова Е.; Попов В. Циганите в България. София, 1993. С. 36.
11. Kenrick Donald; Puxon Grattan. The destiny of Europe’s gypsies. NY., 1972. Р. 51-52.
12. Марушиакова Е.; Попов В. Циганите в България. София, 1993. С. 79-80.
13. Horvathova Emilia. Cigani na Slovensku. Bratislava, 1964. Р. 375-376.
14. Там же. Р. 377-378.
15. Марушиакова Е.; Попов В. Циганите в България. София, 1993. С. 34.