Цыгане и преследования за колдовство.
 

 

В литературе о цыганах, изданной на русском языке, принято называть цыганский народ одной из главных мишеней инквизиции. Н.Г..Штибер, А.Шиле, Ф.В.Елисеев, И.Ром-Лебедев, и многие другие писали о том, что загадочных кочевников в странах Запада сжигали на кострах за колдовство.1 Сильное влияние на российских и зарубежных авторов оказал роман Виктора Гюго «Собор парижской Богоматери», главная героиня которого, Эсмеральда, осуждается на смерть суеверными судьями. Не будет преувеличением сказать, что цыганология в целом всё ещё не вышла из плена ложной концепции, сформировавшейся в XIX веке. Даже сравнительно недавние публикации доказывают приверженность учёных теории о том, что цыгане подверглись репрессиям со стороны инквизиции. Ж-П.Клебер, Во де Фолитье, Е.Марушиакова и В.Попов, а также другие цыганологи повторяют этот миф как нечто реальное.2 Несомненно данная ошибка укоренилась из-за узкой специализации исследователей, которые недостаточно глубоко изучили труды по истории ведовских процессов.

"Допрос Эсмеральды". Иллюстрация XIX века к "Собору парижской Богоматери".

Направление исторической науки, изучающее историю колдовства и судов над ведьмами в Западной Европе, существует вот уже два века. Это направление глубоко и всесторонне разработано плеядой европейских и американских исследователей, среди которых назовём такие имена, как Чарльз Ли, Расселл Хоуп, Эрик Мидельфорт. Перечисленные историки не занимались специально проблемами цыган, что не удивительно - ведь цыгане практически никогда не встречались среди жертв ведовских процессов. Однако, по нашему мнению, именно знакомство с их подробными исследованиями позволяет сделать вывод о том, что кочевой народ не был объектом преследования со стороны инквизиторов.
Может показаться странной такая мягкая позиция церкви, ведь цыганки профессионально занимались гаданием и знахарством. Однако, у данного явления есть причины:
1. Цыгане были слишком бедны, чтобы судебные расходы окупались за счёт конфискаций собственности.
2. Цыгане никогда не были участниками еретических сект.
3. Существовали законы, выводившие гадалок из под ответственности.
4. Гораздо проще было расправляться с цыганами при помощи антицыганских законов, не предусматривающих сложной судебной процедуры.
Если рассматривать эти причины более подробно, то вырисовывается следующая картина. Исторической наукой неопровержимо установлено, что большинство ведовских процессов затевалось ради конфискации собственности. Когда конфискации попадали под запрет, прекращались и сами суды.3 Цыгане же, будучи кочевым народом, не имели земли и недвижимости; их имущество было слишком скудным, чтобы представлять материальный интерес.
Основным предназначением инквизиции были борьба с ересями и другими религиями (иудаизм, ислам). Цыгане пришли в Западную Европу уже христианами, и никогда не проявляли интереса к религиозным диспутам. Они также не исповедовали тайком ислам или языческие культы. Соответственно, инквизиция не находила ни причин ни поводов для привлечения их к ответственности по обвинению в ереси.
В немецких государствах, входящих в так называемую Священную Римскую Империю, действовал ещё один фактор, спасавший от обвинений в колдовстве. Начиная с 1534 года существовал свод законов Карла V - так называемый Каролинский кодекс. В соответствии со статьями этого уголовного кодекса было сожжено по меньшей мере сто тысяч ведьм. Но гадалки выводились имперским кодексом из под ответственности. Текст 21 статьи гласит: «Никто из подозреваемых в предсказании судьбы посредством чародейства или других магических искусств не должен подвергаться тюремному заключению или пыткам, если это единственное обвинение.»4 Таким образом, чтобы стать в глазах закона колдуньей, цыганка должна была не гадать, а наводить порчу. На практике это означало малую вероятность ареста за гадание. Германия справедливо считается главным очагом охоты на ведьм (на немецкие государства приходится столько же казнённых, сколько насчитывается по всей остальной Европе). Однако, сжигали именно немок. Историк Э.Мидельфорт, издавший в 1972 году капитальный труд «Охота на ведьм в Юго-Западной Германии», утверждает следующее: «Евреев и цыган почти что никогда не обвиняли в колдовстве. Нам не известен ни один случай в Юго-Западной Германии, когда они стали бы жертвами этих судов.»5
Э.Мидельфорт является знатоком ведовских процессов в Германии, он не только перечисляет их по годам и регионам, но и проводит анализ состава обвиняемых по возрасту, полу, вероисповеданию, семейному положению. Его выводам можно доверять безоговорочно, тем более, что, внимательно изучив специальную литературу, мы не нашли фактов, опровергающих позицию этого крупного учёного.
Традиционно считается, что наиболее жестоко инквизиция действовала в Испании. Несомненно это так. По разным оценкам в этой стране было сожжено от 28540 до 36212 человек.6 Важно отметить, что эти люди обвинялись в ересях, тайном исповедовании лютеранства, иудаизма, ислама. Колдовство же не только не преследовалось, но и фактически было взято под защиту. В духовных трибуналах заседали прагматики. Уже в самом начале XVII века в Испании действовала тайная инструкция, предостерегавшая судей, что начинать дела о связи с дьяволом надо с крайней осторожностью - а лучше вообще не начинать. В итоге после 1612 года казней за колдовство не было.7 Жан Плэйди в своей книге «Испанская инквизиция» пишет: «При рассказе об ужасных страданиях, которые инквизиция принесла Испании, очень приятно, когда есть возможность привести хоть что-то в её защиту... Отказавшись принимать колдовство всерьёз, инквизиция разрушила желание множества людей включиться в него. Поэтому Испания осталась сравнительно свободна от колдовства и всех сопровождавших его ужасов, господствовавших в Европе с пятнадцатого по девятнадцатый век.»8
До 1612 года казни за колдовство в Испании ещё проводились - в основном вина за это лежит на светских судах и низшем звене инквизиции (высшее руководство отслеживало такого рода эксцессы и решительно пресекало). В итоге общее число сожжённых за колдовство составило около ста человек. Даже если представить себе, что все обвиняемые были цыганками, то и тогда это не могло бы оказать серьёзное влияние на многочисленную цыганскую общину Испании. Действительность же такова, что почти все жертвы указанных процессов были коренной национальности.
Е.Ортега специально изучала тему «цыгане и инквизиция». Её выводы только подтверждают нашу точку зрения. Е.Ортега пишет, что, несмотря на все легенды, ходившие в народе о язычестве цыган, инквизиторы, когда дело доходило до расследования, руководствовались принципом, что в религиозном отношении цыган не следует принимать всерьёз. «...Как можно думать иначе, - продолжает она, - когда мы находим только несколько цыган, обвинённых инквизицией в течение трёх столетий, в то время как существует огромное множество несчастных жертв? ...Авторы трактатов по судебному праву XVI -XVII столетий считали, что священные трибуналы должны преследовать цыганок, гадающих по руке потому, что фактически это колдуньи, но одно дело теория, а другое - практика. Число цыганок, обвинённых в колдовстве трибуналом Толедо с момента его основания и до XVII века не превышало четырёх, и мы находим ещё только шесть цыганок, обвинённых за то же деяние трибуналом Валенсии в XVI веке. Сирак Эстопанан упоминает ещё о двух случаях, говоря о провинции Куэнка.»9
Заметим при этом, что возбуждение дела вовсе не означало автоматически сурового приговора. Например, португальская инквизиция в 1582 году привлекла к ответственности цыганку, изготовившую в магических целях фигурку умершего человека. Эта женщина была освобождена из под стражи, не понеся никакого наказания.10
Рассмотрим далее положение дел во Франции - стране, где состоялись первые в Западной Европе казни за колдовство. Здесь мы наблюдаем ту же картину. Духовные и светские судьи сжигали лиц коренной национальности. В частности, парижские суды 1390 и 1392 годов, послужившие Гюго материалом для его романа, вовлекли француженок, а не цыганок. Убеждённый сторонник теории о репрессиях религиозного характера против цыган, Жан-Поль Клебер целых три главы посвятил доказательству тезиса о том, что с точки зрения церкви цыгане были крайне подозрительным народом, а значит не могли не подвергаться преследованиям. Однако, ничто в материалах, на которые ссылается Клебер, не подтверждает этот силлогизм. Единственным исключением является процесс 1445 года, когда были сожжены на костре цыганка и двое цыган.11 Не следует, однако, забывать, что этот прискорбный случай произошёл сразу после прибытия кочевников во Францию - в это время французы ещё не знали, что представляют из себя пришельцы.
Ещё один известный нам процесс, завершившийся сожжением, был проведён в 1591 году в Маастрихте. Похоже, что этот нетипичный случай был лишь попыткой запугать остальных цыган, ведь в обвинительном заключении указывались в связке «колдовство и кража драгоценностей».12
Итак, на данный момент, после пристального изучения литературы о ведовских процессах (включающей сотни названий), нам удалось найти лишь четыре жертвы из цыганской среды за четыре века. Даже если другим исследователям удастся обнаружить ещё несколько подобных примеров, это не изменит общей картины. Миф о гибели на кострах колоссального числа цыган отныне можно не принимать во внимание.
Подводя итог сказанному, ещё раз подчеркнём, что, на наш взгляд, основной причиной терпимого отношения европейских властей к ворожбе и гаданию является наличие суровых антицыганских законов. Процесс о колдовстве был длительной и дорогостоящей процедурой. Исторически сложилось, что от «колдуна» или «ведьмы» требовалось собственное признание. Несмотря на арсенал пыток, подследственные иногда месяцами и даже годами не желали признаваться в вымышленных преступлениях. Для расправы же над цыганами существовал гораздо более простой путь - само кочевье или присутствие на данной территории было составом преступления, влекущим за собой немедленную казнь или высылку. Естественно, выбирая между двумя моделями процессов, власти почти всегда склонялись к процедуре антицыганского закона.

1. Ром-Лебедев И. От цыганского хора к театру «Ромэн». М., 1990. С. 79;
Штибер Н.Г. Русские цыгане. Ежемесячныя литературные приложенiя к «Ниве», СПб., 1895. № 11. С. 522;
Шиле А. Цыгане. Природа и люди. СПб., 1878. № 11.С. 25;
Елисеев Ф.В. Цыгане. Природа и люди. СПб., 1901/1902. № 6. С. 93.
2. Марушиакова Е.; Попов В. Циганите в България. София, 1993. С. 33.
3. Сперанский Н.В. Ведьмы и ведовство. М., 1906. С. 28-29, 32;
Роббинс Р.Х. Энциклопедия колдовства и демонологии. М., 1994. С. 112-3, 448;
Lea Henry Charles. Materials toward a history of witchcraft. Philadelphia, 1939. Р. 702.
4. Роббинс Р.Х. Энциклопедия колдовства и демонологии. М., 1994. С. 210.
5. Midelfort Erik H.C. Witch hunting in Southwestern Germany 1562-1684. California, 1972. Р. 189.
6. Григулевич И. Р. Инквизиция. М., 1985. С. 270;
Льоренте Х. А. Критическая история испанской инквизиции. М., 1936. Т. 2. С. 425-426.
7. Роббинс Р.Х. Энциклопедия колдовства и демонологии. М., 1994. С. 195-196, 470-471.
8. Plaidy Jean. The Spanish Inquisition. Lnd., 1978. С. 336-338.
9. Ortega Helena Sanches. Les gitans espagnols face a l’inquisition. Etudes tsiganes. 1978. № 2. Р. 21.
10. Kenrick Donald; Puxon Grattan. The destiny of Europe’s gypsies. NY., 1972. Р. 28.
11. Clebert Jean-Paul. Les Tziganes. P., 1961. Р.76.
12. A contribution to the History of the Gypsies in the Bishopric of Liege (1540-1726). JGLS (3). July-October. 1967. Р.142.