История цыган Западной Европы ( XV - XIX в.в.).
 

 

История цыган, разделённых после 1417 года на западную и восточную ветвь развивалась разными путями. Временно оставив вне поля зрения цыган, оставшихся в Византии, рассмотрим ситуацию в Западной Европе.

Поначалу города и дворянство снабжали цыган деньгами, продовольствием, напитками, дровами, сеном для коней и мулов. Таборам предоставляли приют в сараях и госпиталях, а вожаков даже принимали в замках и гостиницах. Из-за этого цыгане всё больше привыкали жить за счёт местного населения. Всё чаще возвращались они в те места, где их раньше гостеприимно встречали. 1 Семилетний срок скитаний, будто бы назначенный Папой римским, давно истёк, а они продолжали кочевать, выпрашивая новые пожертвования. Неприглядный имидж цыган медленно, но верно укреплялся в народном сознании. Дворянство же пришло к выводу, что цыгане отвлекают крестьян от работы. 2 Когда очередной табор появлялся там, где уже побывали предшественники, его принимали далеко не так радушно. К примеру, цыгане, которые в 1431 году прибыли в Турне (Франция), получили деньги и вдоволь пшеницы, зато следующим, которые пришли восемью годами позже, даже не позволено было зайти в город. 3

Уже в конце XV века появились первые антицыганские законы. В Испании в 1492 году был издан королевский декрет, повторённый семь лет спустя. Цыганам предписывалось в течение шестидесяти дней покинуть страну. После этого срока пойманным грозили сотней ударов бича, а в случае рецидива казнью. Подобным законодательством обзавелись и другие европейские страны.

Эдвин Лонг. "Испанские цыгане, умоляющие короля Филиппа III отменить закон об их изгнании". Холст, масло. 1872 г.

Между сроками появления цыган в стране и началом репрессий. проходило округлённо шестьдесят - сто сорок лет. Для наглядности мы составили следующую таблицу:

таблица 2

Страна
Год прибытия цыган
Дата принятия антицыганского закона
Интервал между данными событиями
Чехия 1411 1549 138
Франция 1419 1504 85
Германия 1423 1498 75
Испания 1425 1482 57
Англия 1430 1530 100
Дания 1433 1526 103
Шотландия 1500 1541 41
Польша 1501 1588 87
Швеция 1513 1637 124

Часто в преамбуле этих декретов можно прочесть мотивировку решения: августейшие особы считали нужным объяснить, почему они поступают так, а не иначе. Пример этому - указ английского короля Генриха VIII, датированный 1530 годом.

«Непохожие на наших заморские люди, называющие себя египтянами, не сведущие ни в ремёслах, ни в искусстве торговли, бродят из графства в графство, с места на место большими толпами и, пользуясь великим множеством хитростей, дурачат народ, внушая им, что могут посредством хиромантии поведать о будущем мужчин и женщин; много раз искусными уловками они выманивали у людей деньги, а кроме того совершили много вопиющих преступлений и краж к великому ущербу для народа, среди которого они обретаются».

Подобным образом и правители Венеции в 1558 году сетуют на «дурные качества цыган и о беспокойстве, ущербе и беспорядках», которые от них исходят.

Французский юрист той эпохи писал: «Совершенно необходимо оградить от этих ужасных созданий простой народ, который они морочат при помощи тысяч трюков и тонко рассчитанного мошенничества, утверждая, что им ведома добрая и злая судьба, что они могут предсказать жизнь и смерть; они снабжают молодёжь любовными амулетами и снадобьями и никогда они не уйдут из какого-либо места без того, чтобы зловредным образом что-то не стянуть». 4

Наказания для цыган в то время разделялись по признаку пола. Мужчин чаще всего сразу отправляли на эшафот. Женщинам закон предназначал телесные наказания и высылку из страны. Только после того, как цыганок ловили во второй раз, к ним применялась смертная казнь. Рецедив устанавливали с помощью клейма, причём в каждом княжестве клеймили по-разному: тут и крест, и виселица, и ключ, и городские гербы, и буквы, обозначающие княжество. Заграничное клеймо основанием для казни не было. Поэтому к зрелому возрасту некоторые цыганки могли иметь на теле целую коллекцию знаков. Прибавьте к этому отрезанные уши, а также рубцы от порки - и вы будете иметь представление об оборотной стороне кочевой «романтики». 5

 
Клейма, применявшиеся в государствах Германии.

 

Посмотрим конкретнее на формулировки антицыганских законов.

Швеция. Закон от 1637 года предписывает повешение цыган мужского пола.

Майнц. 1714 год. Смерть всем схваченным в пределах государства цыганам. Порка и клеймление раскалённым железом женщин и детей.

Англия. По закону 1554 года смертная казнь для мужчин. Согласно дополнительному указу Елизаветы I закон был ужесточён. Отныне казнь ожидала «тех, кто водит или будет водить дружбу или знакомство с египтянами». Уже в 1577 году под этот указ попали семь англичан и одна англичанка. Все они были повешены в Эйлесбери.

Историк Скотт-Мэкфи насчитывает 148 законов, принятых в немецких государствах с XV по XVIII век. Все они были примерно одинаковы, разнообразие проявляется только в деталях. Так, в Моравии цыганкам отрезали левое ухо, в Богемии правое. В эцгергцогстве австрийском предпочитали клеймить, и так далее.

Пожалуй, самым жестоким оказался Фридрих-Вильгельм Прусский. В 1725 году он повелел предать смерти всех цыган мужского и женского пола старше восемнадцати лет. 6

В указах графства Рейн мы находим формулировку: «Всех встреченных в Рейнских землях цыган полагается расстреливать на месте».

Иоганн Траутманн. "Цыгане". Холст, масло. Середина XVIII в.

Художник передал гнетущую атмосферу опасности, окружающую цыган, и подсознательно отразил свою настороженность по отношению к этим загадочным людям.

 

Минимум два столетия целенаправленной государственной политики не могли не сказаться на национальном характере. Такие черты, как скрытность, деление всего мира на своих и чужих (и ранее присущие цыганам) теперь укрепились окончательно. Единственным смягчающим фактором оказалась для цыган непоследовательность конкретных исполнителей закона. По тем или иным причинам они не желали или не успевали устраивать массовые облавы, ограничиваясь казнью отдельных попавших под арест цыган. Видя неэффективность прежних указов, верховная власть издавала новые, которые, также, исполнялись без особого рвения Посмотрим с этой точки зрения на Францию - перед нами предстанет длинная череда дат: 1504, 1510, 1522, 1534, 1539, 1561, 1606, 1647, 1660, и 1666 годы. Ясно, что если бы был выполнен хотя бы один из перечисленных законов, нужда в последующих просто отпала бы. Именно этим «вялотекущим террором» можно объяснить то, что цыгане всё же сумели выжить, так и не покинув Западную Европу. После принятия очередного указа цыгане прятались в лесах или перекочёвывали на время в другую страну, надеясь там переждать опасные времена.

 

Христоф Вейгель. "Цыганка". Гравюра 1698 года.

Немецкий художник сопроводил свою гравюру печатным предупреждением, обращённым к крестьянам:

Гадалки и пророчицы умелы.
Они песок насыплют вам в глаза.
Остерегайтесь, не имейте с ними дела,
Иначе ждёт вас нищего сума.

 

Европа была изрезана границами. В одной только Германии насчитывалось около трёхсот независимых государств. Многие границы в Германии и Голландии было страшно пересекать. На обочинах были выставлены доски с предостережением для «цыган и бродяг» - чтобы не смели заходить в границы данного округа. Безграмотные кочевники не могли прочитать грозную надпись. Но власти и не рассчитывали на это. Местные художники разрисовывали доски пояснительными картинками. На «запретительных знаках» можно увидеть повешенных цыган, а также полуголых женщин, извивающихся под плетью. 7 Эти доски и сейчас хранятся в музеях как свидетельства озлобленности и предубеждений.

В маркграфстве Баурейт (Германия) в 1724 год были в один день повешены пятнадцать цыганок. Младшей из повешенных была 15-летняя девочка, старшей - старуха 98 лет. 8

Эмиль Вотер. "Цыганка-узница". Холст, масло. 1898 г.

Касвассен. 1722 год. Мужчин и женщин табора подвергли пыткам; не выдержав мук, они сознались в преступлениях. Четверо цыган были колесованы, головы двух цыганок, насажены на пики. 9

В Испании и Франции среди гребцов-каторжников на королевских галерах было немало цыган.

Пытаясь объяснить такую суровость по отношению к кочевому народу, многие исследователи выдвинули сомнительную версию, что цыгане восстановили местное население против себя воровством. При этом утверждается, что в странах Востока, по которым цыгане кочевали ранее, обычаи гостеприимства запрещают делать замечание гостю, если он взял что-нибудь из съестного. Цыгане, якобы, настолько привыкли к этому, что и дальше по инерции продолжали брать без спросу чужое.

Эта версия наивна потому, что, во-первых, цыгане перед приходом в Европу три века прожили в православной Византии. Во-вторых, они сразу должны были понять, какого поведения от них ждут коренные жители. Цыгане отнюдь не были пасторальными дикарями, не имеющими понятия о собственности.

Существует и более правдоподобная гипотеза. Согласно ей цыгане попали в психологическую ловушку, поскольку их вожаки выхлопотали неслыханные привилегии, которые не могли не вызвать зависти у окружающих. Первым таборам, просочившимся в Западную Европу, власти давали охранные документы. До наших дней дошла одна из подобных грамот, выданная императором Сигизмундом в 1423 году.

«Мы, Сигизмунд, король Венгрии, Богемии, Далматии, Хорватии и других земель... Наш верный Ладислав, воевода цыган, и те, которые зависят от него, обратились к нам с нижайшей просьбой оказать им наше особое благоволение. Мы соизволили принять эту почтительную просьбу и не отказали им в такой грамоте. В соответствии с этим, если вышеназванный Ладислав и его народ появятся в каком то из мест нашей империи, в городе или селе, мы предписываем вам проявить вашу верность по отношению к Нам. Вам следует оказать покровительство всеми способами, дабы воевода Ладислав и подвластные ему цыгане могли бы проживать без ущерба в стенах ваших городов. Если найдётся среди них сорная трава, если случится неприятное происшествие, неважно какого рода, Мы желаем и категорически настаиваем, что один лишь Ладислав воевода имеет право карать и миловать виновных, у вас же такого права нет...» 10

Известно и об указе короля Польши Ягайло, по которому табор цыганского вожака Василия, получал сходные привилегии. 11 В Англии король Генрих VI издал указ о создании особых судов для цыган, где половина присяжных была англичанами, а вторая половина цыганами. На практике это часто выводило кочевников из под ответственности даже в случае доказанных преступлений против англичан. 12

Даже в тот период, когда началось общее охлаждение, монархи ещё продолжали порой выдавать отдельным вожакам охранные грамоты. Так, французский король Франциск I взял под своё покровительство среди прочих Антуана Мореля, «своего любимого капитана Малого Египта» и приказал своим бальи, прево и сенешалям под угрозой штрафа позволить «вышеупомянутому Морелю и его табору» странствовать по собственному усмотрению и даже предоставлять им надёжный ночлег. В дополнение он даровал этому «египетскому капитану» право суда над членами его табора. 13

Жалованные грамоты, выводившие цыган из под юрисдикции местных законов, неминуемо должны были озлобить против цыган коренное население.

Это объяснение репрессий более правдоподобно, но на самом деле причины гораздо глубже. В отличие от ряда предшественников мы не пытаемся ни замолчать факты, ни гиперболизировать их - таборный криминал действительно существовал. Но при объективном рассмотрении удаётся впервые доказательно опровергнуть миф о «преступном народе», наделавший столько вреда.

*****

Во время «византийского периода» общий уровень преступности в цыганской среде был такой же, как у прочих народов империи. Не случайно власти Византии за три века не приняли особых законов против цыган. Следует, однако, признать, что после «естественного отбора», эмигрировали далеко не самые лучшие представители кочевого племени. Тем не менее, удачный исход их кочевья не мог не увлечь в Европу колеблющихся. Наверняка, во «второй волне» на Запад прикочевали также таборы честных ремесленников и артистов. Это значительно снизило социальную опасность, исходящую от переселенцев. В 1530 году таборными танцами любовался даже шотландский король Яков V, и выступление так понравилось ему, что он распорядился выплатить за доставленное удовольствие 40 шиллингов. 14

В этот момент появился шанс на мирное сосуществование западноевропейцев и цыган по примеру того, как это было в Византии - и если этого не произошло, то только по роковому совпадению ряда экономических, социальных и религиозных причин.

Николай Бессонов. "Линия судьбы". Холст, масло. 1998 г.

Если рассуждать примитивно, то складывается следующая картина. Сначала цыгане пришли в Европу и встретили радушный приём. Затем настроили против себя народы и правителей, что и послужило причиной репрессий. В сущности, сказанное и есть квинтэссенция западной школы цыганологии. К сожалению, никто не пытался рассматривать историю цыган в общем историческом контексте. Данная работа является первой попыткой такого осмысления.

*****

Объяснить первоначальную снисходительность и последующие репрессии можно только в случае, если мы уясним - сама Европа за два столетия неузнаваемо изменилась. Нельзя подходить к регионам или отдельным государствам как к чему-то незыблемому. Например, Российская империя, СССР при Сталине, и Россия при Ельцине - это три разных страны с кардинально отличающимися порядками и психологией населения. Точно так же очень велика разница между кайзеровским, нацистским и современным периодом в истории Германии.

Нельзя забывать и о кардинальных отличиях средневековья и Нового Времени. Мы будем кратки прежде всего потому, что каждый наш тезис подкреплён десятками солидных исследований. Приходится только удивляться тому, что цыганология не попыталась применить эту информацию в своей сфере.

Объективный анализ фактов привёл к выводу, что антицыганские законы, это лишь одно из ответвлений политики, проводимой по отношению к людям, ведущим бродячий образ жизни, независимо от их национальности !

Выясняется также, что эта политика была в значительной степени вынужденной; она вытекала из общего кризиса экономики, и никогда не превышала «разумного» предела жестокости.

Как это ни покажется странным для людей, находящихся в плену у стереотипов, к кочевникам даже в разгар гонений относились очень взвешенно. Так для многих цыганологов окажется новостью наш тезис, что они были практически застрахованы от обвинений в ересях и колдовстве - ведь в каждой книге о цыганах утверждается обратное! Тем не менее, Запад с самого начала чётко осознал, что имеет дело не с тайными язычниками, а с людьми, верующими в Христа.

Доказательству этого тезиса у нас посвящена следующая глава, поэтому вернёмся к главному: к рассмотрению цыган в контексте меняющейся Европы.

В начале тысячелетия Европа переживала бурный экономический рост. Совершенствовалась техника земледелия и приёмы хозяйствования, нехватка пахотных земель не препятствовала росту населения, поскольку распахивались неосвоенные пустоши и вырубались под пашню леса. В XII-XIII веках возникла сеть новых городов. Это было частью так называемого «коммунального движения». Города, к неудовольствию дворянства, крепчали и, при поддержке королей, становились свободными. Каждый крестьянин, сбежавший от крепостной зависимости, мог устроиться цеховым подмастерьем, и через год освобождался от зависимости, что выражалось в поговорке «Воздух города делает человека свободным». Несколько позже крепостное право было вообще отменено и большинство крестьян стало собственниками земли или арендаторами. Разумеется, общий экономический подъём не мог не сказаться на отношении к бродягам и нищим. Католичество проповедовало, что милостыня - одно из добрых дел, которое зачтётся на том свете. Этот призыв не был лицемерием. Строились приюты и больницы для сирот, стариков и бедных. Короли по торжественным случаям лично оделяли нищих золотом; при монастырях кормились толпы людей, по тем или иным причинам неспособных к производительному труду. Некоторые учёные утверждают, что таборы цыган раздражали местное население своим кочевым образом жизни. Между тем, в средневековой Европе постоянно передвигались толпы пилигримов, которых принято было кормить и обеспечивать ночлегом за счёт городов и дворянства. О франтерах и тинкерах мы уже упоминали. Менестрели, трубадуры, жонглёры тоже были в вечном движении. Наконец, в XIII веке были организованы ордена нищенствующих монахов, членов которых строгий устав обязывал жить в миру и собирать подаяние. Мы имеем в виду прежде всего францисканцев. Следует подчеркнуть, что само наличие этих людей было необходимым условием для выживания католичества. В этот период церковь столкнулась с ростом ересей (вальденсы, альбигойцы, дольчинисты). Еретики справедливо укоряли церковный аппарат в том, что он живёт в роскоши, нарушая тем самым заповеди Христа. Чтобы сбить волну недовольства, по дорогам были отправлены нищенствующие монахи. Они проповедовали евангелие простым, доступным крестьянам языком, и личным примером показывали, что церковь нельзя огульно обвинять в стяжательстве.

Конечно, в начале XV века благоприятная для странников духовная атмосфера уже начинала меняться к худшему - она уже существовала по инерции, и цыгане не смогли долго ей пользоваться. Ещё в конце предыдущего XIV столетия появились отчётливые признаки кризиса. Экстенсивный путь развития был исчерпан. Земли распаханы, и дальнейшее наступление на леса грозило экологической катастрофой. Население продолжало расти, а урожаи увеличивать уже не удавалось; люди часто голодали. Города закрыли свои ворота, ремесленные союзы перестали принимать новых членов. Ухудшилось положение подмастерьев, для большинства из которых надежда обзавестись собственным делом стала призрачной.

Открытие Америки принесло неожиданные последствия в виде так называемой «революции цен». Золото и серебро, награбленное конкистадорами, попало в Европу и вызвало сильную инфляцию. Цены подскочили в пять-шесть раз. Поскольку на протяжение предыдущего периода все повинности, налоги и долговые обязательства были записаны в чётко оговорённых суммах, денежная система и социальная стабильность были подорваны.

В условиях кризиса католичество стало выглядеть в глазах значительной части населения слишком дорогой религией. Пышные храмы, налоги в пользу Рима, продажа индульгенций вызывали раздражение. В воздухе носилась идея организации «дешёвой церкви» - без священников, которых можно заменить проповедниками, без Римского папы и его двора, без расходов на убранство церквей, наконец, без излишнего числа церковных праздников, во время которых работать не полагалось. Все эти чаяния уловил Лютер и его идейные соратники. Созданный ими протестантизм по сути означал введение режима жёсткой экономии, при котором и речи быть не может о содержании монастырей, отчислениях в пользу нищих и паломников. Вместо того, чтобы кормить тех, кто протягивал руку за подаянием, их начали вешать. Из протестантских государств изгонялась праздность, изгонялись монахи, церковные земли конфисковывались. Естественно, в этой изменившейся духовной атмосфере цыгане попали под общий удар, направленный против «бродяг». Но и это не привело бы к таким трагическим последствиям, если бы не всё более возрастающее разрушение прежних социально-экономических основ общества.

Началась череда религиозных конфликтов, из которых Европа не могла выбраться более двухсот лет. В ходе этих войн огромное число людей стало беженцами. Военные действия окончательно расстроили экономику, и теперь толпы голодных людей воспринимались крестьянами, а заодно и всеми остальными, как лишние рты. Даже там, где католицизм удержался, сказывался общий настрой. Влияние идеологии протестантизма чувствовалось, например, в сохранившей верность католицизму Франции. (Пожалуй, лишь на Италию - оплот папства - учение Лютера и Кальвина не оказало влияния. Симптоматично, что в этой стране как раз и не отмечены зверские репрессии против цыган).

В Англии в Новое Время началось так называемое «огораживание» - процесс, когда землевладельцы сгоняли крестьян с земли, считая более выгодным овцеводство. В результате множество людей оказалось без средств к существованию, и занялось сбором подаяния или нищенством и грабежами. Против бродяжничества были приняты суровейшие законы, прозванные в народе кровавыми. Любому желающему давалось право хватать на дорогах бродяг и фактически обращать их в рабство. Беглых клеймили или казнили. По законам о бродяжничестве было повешено два процента населения Англии.

Именно на эту эпоху пришёлся пик ведовских процессов. В общей сложности за колдовство было сожжено около двухсот тысяч женщин (половина из них в Германии). Поскольку суды сопровождались конфискацией имущества, семьи сожжённых «ведьм» пополняли армию нищих.

Весь этот комплекс причин обернулся для цыган катастрофой. Им было ещё труднее, чем коренным жителям найти работу. Они обладали очень приметной внешностью, облегчавшей их опознание как бродяг. Наконец, именно в этот период завершается формирование национальных государств, которое принесло с собой рост национализма. В средневековье главным фактором считались вассальные связи , и население легко мирилось с тем, что страна переходила под контроль иноземной династии. Так во время столетней войны значительная часть французов сотрудничала с англичанами - это было возможно потому, что люди ощущали себя прежде всего бургундцами, провансальцами, парижанами, и только потом французами. Излишне говорить, что возросшее национальное самосознание в первую очередь ударило по цыганам, которые вообще были неевропейским народом.

Цыгане попали в заколдованный круг. Хозяйственный кризис сделал почти невозможным сбыт ремесленной продукции ; год от года возрастала ненависть коренного населения, и прокормиться без воровства стало просто невозможно. Голод заставлял цыган идти на правонарушения, а это, в свою очередь, вызывало обратную реакцию и приводило к новому витку государственного насилия.

Фридрих Мюллер. "Привал". Холст, масло, конец XVIII века.

В Германии кочевникам приходилось скрываться от властей по лесам.

 

Чтобы не было искажений исторической картины, исследователь должен постоянно сравнивать. И поскольку за бродяжничество преследовали не только цыган, но и часть коренного населения, то любопытно будет взглянуть, к чему это привело.

Жестокие законы Западной Европы (как и следовало ожидать), дали криминализацию обнищавшей части немцев, французов, англичан. Это выразилось в гораздо ещё более тяжёлой форме, чем у цыган: в грабежах, разбоях, убийствах. В XVIII веке по европейским дорогам нельзя было путешествовать без оружия - настолько была велика опасность встречи с лесными разбойниками. Европейские женщины, лишаясь средств к существованию, часто пополняли ряды проституток (цыганки же телом никогда не торговали). Для более близкого знакомства с разгулом преступности в ту эпоху существуют прекрасные исследования; в частности, мы рекомендуем исчерпывающую монографию по истории лондонского дна. 15 Подобного рода факты не позволяют делить целые народы по большей или меньшей склонности к преступлениям.

Власти постоянно подчёркивали в декретах, что они не терпят именно кочевых цыган - тех же, кому удавалось врасти в общество, было обещано не трогать даже в самый разгар гонений. Западноевропейские цыгане пытались наниматься в пастухи, в батраки. К сожалению, часто груз предубеждений приводил к новым казням прежде, чем цыгане успевали вызвать у окружающих доверие к себе.

Путём врастания в общество оказалась служба в армии (казалось бы, совсем не характерное для цыган занятие). Один из самых стойких мифов гласит, что цыгане никогда не брали в руки оружия. Между тем, в Швеции двести-триста лет назад вербовка в армию затронула и этих пацифистов. Принимая цыгана на службу, армия невольно брала на довольствие не только его жену, но и детей. Дети ели из полкового котла, жили рядом с отцом, в воинском лагере. Несмотря на такого рода неудобства, шведская армия двести лет имела цыган в своих рядах. Они принимали участие в тридцатилетней войне во время похода в Германию. Семнадцатое и восемнадцатое столетия прошли для кочевого народа под знаком чуть ли не всеобщей воинской службы. По свидетельству современников в Швеции было трудно встретить взрослого цыгана, который не пробыл бы солдатом хоть несколько лет. Цыганам не хватало таких качеств, как отвага, стойкость, надёжность, зато у них были другие достоинства: хитрость, бдительность, ловкость, способность всё видеть, оставаясь незамеченными, наконец, практическое знание людей и стран. В ту эпоху ведение войны зависело не столько от техники, сколько от умения устраивать засады, неожиданные вылазки, и разного рода тайные операции. 16

Служба в армии - не только шведский феномен, и в других странах цыгане были непосредственными участниками многих военных кампаний. Причина в том, что служба давала покровительство могущественных феодалов, а это в условиях репрессивного законодательства Европы имело первостепенное значение. 17

Период репрессий имел для западноевропейской ветви цыган колоссальные последствия. Следствием гонений стала консервация кочевого уклада жизни, и консолидация цыганского этноса как преследуемого образования. В иноязычном окружении малый народ постепенно ассимилируется. Не случайно на территории той же Западной Европы к XIX веку исчезли, растворились десятки народностей. Цыгане, же не имея постоянной территории, выпали из этой закономерности. История как бы «законсервировала» их. В Восточной Европе в это время уже появились цыганские группы, утратившие родной язык, и перешедшие на оседлость. Цыгане западноевропейских стран оставались кочевниками. Часть «немецких» цыган, не выдержав расправ, ушла в XVII веке через территорию Польши в Россию. Другая часть дождалась отмены антицыганских законов в ареале своего кочевья.

Симптоматично, что отмена антицыганских законов совпала по времени с началом промышленной революции и выходом Европы из экономического кризиса. Сразу после этого начался процесс интеграции кочевников в общество. Это выражалось в переходе на оседлость и обретении полезных занятий.

"Таборная девушка". Гравюра. 1891 г.

Мы полагаем, что теперь миф о преступных склонностях цыганского народа можно считать окончательно похороненным. Склонностью к криминалу отличалась лишь одна ветвь цыган - а именно западноевропейская. Но авантюризм этих беженцев из Византии не переродился бы в криминал, если бы не целый комплекс независящих от них причин. Попытка осесть чаще всего была заранее обречена - цыган просто вынуждали идти на преступления тем, что подвергали обструкции.

Интересно, что , даже владея полной информацией об антицыганских законах, историки западной школы неправильно толкуют имеющийся в их распоряжении материал. Вот что пишет Жан-Пьер Лежуа в своей замечательной по подбору фактов статье, посвящённой французскому репрессивному законодательству: «В течение XIX века цыгане, побуждаемые текстами королевских указов предыдущих столетий , освоили профессии, благодаря которым их признали и даже стали ценить: они стригли овец, плели корзины, торговали, нанимались в подёнщики на сезонных сельскохозяйственных работах, были танцорами и музыкантами.» 18

Фрагмент гравюры Г.Арно "Привал цыган в Эльзасе". 1872 г.

Итак, согласно мнению французского цыганолога - только в XIX веке на кочевников подействовала, наконец, репрессивная политика. Подействовала как раз тогда, когда власть перестала разговаривать с ними языком грозных эдиктов - иными словами, с опозданием. Странная логика. На наш взгляд, если бы к цыганам постоянно относились как к равным, они уже двумя или тремя столетиями ранее начали бы врастать в социальную структуру общества.

 

*****

Антицыганские законы продержались в Европе удивительно долго, а кое-где не отменены и сейчас. (В Италии, например, цыганам разрешено проживать только в двух областях - Венето и Сардинии, а если они разобьют свой лагерь где-нибудь ещё, мэр ближайшего городка, в соответствии с законом № 153 от 1914 года, имеет право вызвать войска.) 19

Постепенно, однако, в большинстве государств цыган перестали преследовать как особый народ, и начали подводить под общую для всех статью о бродяжничестве. Эта статья заставляла таборы по-прежнему осторожничать и насколько возможно избегать встреч с полицией. Свидетельством того, какое развитие получила паспортная система, и сколько неудобств она причиняла цыганам, является глава в книге немецкого судьи Либиха. В ней автор подробно рассуждает о методах, которые призваны были помешать неподконтрольным миграциям. Много места уделено уловкам, на которые пускались кочевники, чтобы жить так, как им вздумается, а не так как удобно полицейскому начальству. 20

Людвиг Кнаус. "Затравленная дичь", холст, масло. Вторая половина XIX века.

Отмена драконовских законов, о которой мы только что говорили , состоялась не повсюду. Более того, даже в середине XIX века кое-где принимались новые безжалостные постановления. Примером такого рецидива является губернаторское постановление от 3 ноября 1849 года, согласно которому польские кочевые цыгане объявлялись фактически вне закона. В Польше началась форменная облава - за каждого пойманного цыгана была обещана награда, (и даже за ребёнка выдавали половину той суммы, что платили за взрослого). Сохранились документы об арестах в Люблинской, Радомской и других губерниях. Полиция свирепствовала, хватая даже оседлых цыган. Вот заурядный пример произвола: в 1861 году цыганка Эльжбета Дутлоф зашла в корчму с четырьмя маленькими детьми купить хлеба. Страж порядка схватил её, несмотря на то, что она отошла от своего жилья в деревне всего на полверсты. Цыганка не кочевала, а батрачила. Это вовсе не интересовало полицейского, который хотел получить награду, и ради этого даже грудного ребёнка описал в бумагах как взрослого цыгана.

Верховные власти никак не могли решить, по каким расценкам платить за арестованных вместе с матерью детей. Последний из документов официальной переписки отмечает, что в 1864 году Эльжбета всё ещё сидела в тюрьме, и что семейство её уменьшилось: девочка Франсиска умерла в заключении и похоронена на местном кладбище.

Положение цыган более или менее нормализовалось только после трагических событий восстания 1863 года, когда российский император отменил автономию царства Польского. 21

 

1. Horvathova Emilia. Cigani na Slovensku. Bratislava, 1964. Р. 374.

2. Kenrick Donald; Puxon Grattan. The destiny of Europe's gypsies. NY., 1972. Р. 24.

3. Там же. Р.16.

4. Там же. Р.25;

Vesey - Fitzgerald Brian . Gypsies in Britain. Lnd . , 1944. Р. 29.

5. Schild Wolfgang. Alte gerichtsbarkeit. Munchen, 1980. Р.104-105.;

Bott - Bodenhausen Karin. Sinti in der Grafschaft Lippe. Munchen , 1988. ill.

6. Kenrick Donald; Puxon Grattan. The destiny of Europe's gypsies. NY., 1972. Р. 42-43, 45.;

JGLS. (3) XXV.Р. 106.

7. Kenrick Donald; Puxon Grattan.The destiny of Europe's gypsies. NY., 1972.Р. 42.

8. Clebert Jean-Paul. Les Tziganes. P., 1961.Р. 104.

9. Kenrick Donald; Puxon Grattan. The destiny of Europe's gypsies. NY., 1972. Р. 46-47.

10. Clebert Jean-Paul. Les Tziganes. P., 1961. Р. 53.

11. Марушиакова Е.; Попов В. Циганите в Блъгария. София, 1993. С. 32.

12. Vesey-Fitzgerald Brian. Gypsies in Britain. Lnd., 1944.Р. 30-31.

13. Liegeois Jean-Pierre. B ohemiens et pouvoirs publics en France du XV-e au XIX-e siecle. Etudes tsiganes. 1978. № 4. Р. 15.

14. Vesey-Fitzgerald Brian. Gypsies in Britain. Lnd., 1944.Р. 21, 29.

15. Hibbert Christopher . The road to Tyburn. The story of Jack Sheppard and the eighteenth century underworl, Lnd., [1957] ;

Terrot Charles . Traffic in innocrnts. The shocking story of white slawery in England . NY., 1960 .

16. Etzler Allan. Gypsies in Sweden. JGLS (3). XXV. Рarts 3-4. Р. 83, 84.

17. Цыганы. Природа и Землеведение. СПб., 1864. Т. 3, № 3. С. 71.;

Ficowski Jerzy. The Gypsies in Poland. Warshzawa, Р. 14, 15.

18. Liegeois Jean - Pierre . Bohemiens et pouvoirs publics en France du XV - e au XIX - e siecle . Etudes tsiganes . 1978. № 4 . Р. 28.

19. Фаис О.Д. Различные аспекты национального вопроса в Италии. В кн.: Этнические проблемы и политика государств Европы, М., 1998.С. 170-171.

20. Цыганы. Природа и Землеведение. СПб., 1864. Т. 3, № 3. С. 85-87.

21. Ficowski Jerzy. The Gypsies in Poland. Warszawa., Р. 26-29.