На стоянке цыган-мадьяров

Андрей Николаевич Якимов

 

Современная культура цыган-мадьяров в России
(стоянка у р. Мурзинка, Невский район г. Санкт-Петербурга)

Статья публикуется здесь с незначительными сокращениями.


Венгерские цыгане (мадьяры) являются с точки зрения традиционной этнографии "наименее интересной" группой. В результате длительного совместного проживания с венграми, особенностей традиционного хозяйства и быта и ассимиляционной политики Австрийской/Австро-Венгерской империи, а впоследствии - независимой Венгрии и УССР, большая часть цыган этого ареала перешла на венгерский язык, переняла венгерскую традиционную культуру и отчасти даже самосознание, не говоря уже о католической религии. Часть венгерских цыган с образованием Закарпатской области в составе советской Украины оказалась советскими гражданами; их участие в современных миграционных потоках на постсоветском пространстве породило особый тип поселений и социумов - долговременные палаточные стоянки на окраинах крупных городов России и Украины. Об одной из таких стоянок, расположенной в долине р. Мурзинка на территории Невского района г. Санкт-Петербурга, и пойдет речь в данной работе.
В качестве волонтера, а затем и полевого работника Антидискриминационного центра "Мемориал" я совершил ряд рабочих визитов в указанное поселение - в июне, августе, октябре, ноябре 2008 года и в феврале-апреле 2009го. Мои задачи в целом были далеки от задач этнографического исследования и его методологии и заключались в: информационном посредничестве между населением стоянки и юристами "Мемориала"; социально-правовом мониторинге; доставке и распределении гуманитарного вспомоществования; регистрации лиц, не имеющих документов, удостоверяющих личность, в региональной благотворительной общественной организации "Ночлежка" в качестве лиц БОМЖ; оформлении справок из этой организации для оказания им бесплатной медицинской и социальной помощи, для покупки билетов на родину - в Закарпатскую область Украины; сопровождении и консультировании иностранных и отечественных журналистов и исследователей; налаживании постоянных связей между жителями стоянки и "Мемориалом" в целях повышения их правовой грамотности. В силу сугубо рабочего характера сколько-нибудь полного либо частичного этнографического обследования мною не проводилось: длительность поездок в среднем не превышала 2-3 часов, приоритет отдавался сбору социально и юридически значимого материала, фотосъемка велась в минимальных объемах, и собранный таким образом этнографический материал фрагментарен и методологически ущербен, что не позволяет сформировать единого дневника полевых записей. Основу собранного материала составляют устные либо зафиксированные письменно интервью и их отрывки, несколько аудиозаписей, фотоматериалы, зарисовки жилищ и плана стоянки. Вместе с тем, за столь продолжительное время активного взаимодействия с мадьярами, участия в их жизни и проблемах (включая и достаточно драматичные эпизоды - например, сопровождение и поддержка умирающей матери шестерых детей в больницу или оказание первой медицинской помощи мужчине с пробитой головой), я имел возможность близко познакомиться с ними, завязать доверительные и даже приятельские отношения с населением стоянки; именно в рамках данной курсовой работы возможно свести в некую систему, определенный целостный текст всю сумму сведений, приобретенных мной в поле в рамках такой "антропологии действия".
Специфика материала позволяет обратить особое внимание на социально-экономические аспекты быта обитателей Мурзинской стоянки: социальная структура и организация, этническая идентичность, структура и история поселения, тип жилища, основные занятия ее обитателей, биографические данные, религиозная принадлежность.


Цыгане-мадьяры в Австрийской империи и Австро-Венгрии
По Карловицкому миру 1699 года австрийские Габсбурги отвоевали у турок практически всю территорию Венгрии и Трансильванию.1 Австрийская администрация распространила на новые земли действие антицыганских законов. Согласно эдикту императора Леопольда I от 1697 года, впоследствии подтвержденному в 1701 году, убийство цыгана отныне официально не считалась преступлением. В 1710 году цыган-мужчин предписывается казнить, а детей и женщин пороть плетьми и отрезать ухо за бродяжничество; в 1721 году Карл VI "приказывает вешать и женщин, а детей отдавать на воспитание в госпитали".2
Затем политика в отношении цыган меняется с репрессивной на ассимиляционную.
Согласно декретам Марии Терезии (1761, 1767 гг.) и императора Иосифа II (1783 г.) этноним "цыган" заменялся на "нововенгерец" и "новопоселенец". Запрещалось кочевание - все цыгане должны были заняться сельским хозяйством. Вместе с выдачей паспортов с венгерскими именами цыганам запрещалось пользоваться цыганским языком, прежними именами и прозвищами. Цыганские дети с 2-4 лет должны были передаваться на воспитание в венгерские крестьянские семьи, а затем получать церковное и государственное образование. Шалаши и землянки цыган подлежали уничтожению - жить им полагалось в специально отстроенных за счет крестьян деревенских домах. Ужесточались функции деревенского старосты: без его разрешения цыганам было запрещено покидать деревню, на него возлагалась обязанность еженедельно инспектировать каждую цыганскую семью и следить за выполнением отдельных пунктов указа. Цыганская молодежь подлежала призыву на военную службу. Особый запрет касался торговли и раведения лошадей - даже пахать землю цыганам рекомендовалось на волах.3
Необходимо отметить, что политика полицейской, в духе просвещенного абсолютизма, ассимиляции привела, вкупе с естественными ассимиляционными процессами, к формированию огромного массива мадьяризованного цыганского населения. Живя крестьянской жизнью бок о бок с венграми, цыгане, обязанные говорить и веровать по-венгерски, в конце концов утрачивали этногрупповое самосознание. Только поселение в особых цыганских поселках и специфика традиционных занятий (ремесла, музыка и т.д.), вкупе с естественным противопоставлением венгром "нововенгерцам", позволили им сохранить общецыганскую идентичность.
К концу XIX века на территории Венгрии проживало, согласно данным переписи 1893 года, всего около 275 тысяч цыган. Подавляющее большинство из них (около 243 тысяч человек) вело оседлый образ жизни, и только 22570 и 8938 человек - полуоседлый и кочевой соответственно4. Жили венгероязычные оседлые цыгане в слободах на окраинах сел и городов и цыганских деревнях. Круг занятий цыган был весьма обширен: основу дохода большинства семей составляли самые различные ремесла - кузнечное дело, изготовление и обжиг кирпичей, витье веревок, плетение корзин, изготовление деревянных корыт и ложек, проволочное, сапожное, цирюльное ремесло, мытье золота и т.д. Разнообразная продукция цыганских ремесленников пользовалась большим спросом у крепостных и свободных крестьян, чем даже промышленная продукция, поскольку платить за нее можно было натурой. Занимались цыгане и сельским хозяйством, арендуя у помещиков землю или нанимаясь к ним в качестве батраков5.

Оседлые венгерские цыгане. Начало ХХ века.

Интересно, что занятие преимущественно ремеслом и отхожими промыслами не было характерно исключительно для цыган-мадьяров. С XVIII века в австро-венгерских землях особенную славу приобрели бродячие ремесленники и мелкие торговцы-коробейники из числа словацких крестьян6. Венгерские цыгане же слыли талантливыми музыкантами, их странствующие оркестры виртуозно исполняли венгерскую народную музыку .
Таким образом, оседлые венгероязычные цыгане-мадьяры представляли собой органичную часть австро-венгерского общества, занимая собственную нишу в его экономической и культурной жизни.

Цыгане-мадьяры в ХХ-начале ХХI веков: Венгрия, Закарпатская Украина, Россия
В 1918 году Австро-Венгерская империя прекратила свое существование. Населенные венгерскими цыганами земли оказались поделены между Чехословакией и Венгрией. В 1945 году в состав Украинской СССР была включена венгерская Закарпатская Украина с центром в г. Ужгород; бок о бок с венграми на этой территории проживали и цыгане-мадьяры.

Хижины цыган в Мукачево. Начало ХХ века.

 

Цыганская землянка в Мукачево. Начало ХХ века.

 

Цыгане Свалявы. Закарпатье. Конец 1930-х годов.


Вплоть до середины и даже до 70х годов XX века цыгане продолжали заниматься ремеслом, однако ускоренная индустриализация в социалистических странах теперь оказала огромное влияние на традиционный жизненный уклад. Растущие по всей Восточной Европе промышленные комбинаты требовали большого количества рабочей силы, в качестве которой власти и рассматривали цыган. Их селили рядом с предприятиями-гигантами, образовывая компактные поселения. Привыкшие к ремеслу и физическому труду и имеющие низкий образовательный уровень, цыгане составляли резерв дешевой и неквалифицированной рабочей силы и сами с радостью шли работать на заводы и фабрики .
В 1980-1990х годах страны Венгрию поразил тяжелый комплексный кризис, из которого страна не может выбраться до сих пор. Экономику, перешедшую на капиталистические рельсы, лихорадило: промышленные гиганты оказались неконкурентоспособны. По стране прокатилась волна сокращений и увольнений, выросла безработица. Ситуацию усугубила инфляция и демографический кризис. Цыгане Венгрии, по разным оценкам составляющие до 7% населения (около 600-700 тыс. человек, из которых только 100 тыс. записываются цыганами во время переписей), быстро потеряли работу. Если в 1980х годах 70-80% цыган-мужчин имели постоянную работу, то к 1993 году доля занятого цыганского населения сократилась до 28%, и с тех пор ситуация только ухудшается7. По всей Венгрии 3 миллиона человек живут в нищете, а в ряде цыганских поселков уровень безработицы теперь достигает 100%8. Из-за мирового экономического кризиса 2008 года экономика Венгрии пребывает на грани дефолта - официально уровень безработицы составляет 9% населения, а уровень зарплаты - 27% от среднего по Европейскому Союзу9.
В кризисных условиях в венгерском обществе стремительно выросли антицыганские настроения. По данным опроса населения (февраль 2009 года) 80% венгров убеждены, что цыгане наносят им вред и не предпринимают никаких усилий, чтобы приспособиться к жизни в обществе. Около 60% населения заявлябт о врожденной криминальности цыган, а 36% выступают за "отделение цыган от остальной части общества". Постоянно происходят цыганские погромы, нападения и убийства цыган ультраправыми боевиками10. В таких условиях единственной возможностью для цыган обеспечить себе средства к существованию остается эмиграция в более благополучные страны Европейского Союза и даже в Канаду11.
На Украине по данным переписи 2001 года насчитывается 47, 6 тыс. человек, назвавших себя цыганами12. Третья часть цыган Украины - около 14 тыс. человек - проживает в Закарпатской области, особенно в Береговском районе, на территории компактного расселения венгров. Большая часть из этих цыган - "мадьяры". Вероятнее всего, реальная численность венгерских цыган несколько выше - не все из них имеют документы, удостоверяющие личность; с другой стороны, многие определяют себя как "венгры".
Крупные мадьярские поселки расположены у городов Берегово и Мукачево. Цыганское население г. Берегово, согласно переписи 2001 года, составляет 1,7 тыс. человек или 6,4% всего населения города (численность этнических венгров - 12,8 тыс. человек, 48,1% населения)13; в то же время население береговского табора в 360 домов (района Отдельный Хутор) по данным наблюдателей, составляет порядка 2-3 тысяч человек14.
В советские годы большая часть цыган Закарпатья была занята на производстве: в Берегово, например, работал кирпичный завод, деревообрабатывающий и мясокомбинат15. Многие занимались традиционными ремеслами и промыслами (в основном лужение, проволочное дело, мелкие кузнечные работы), как минимум с 1970х годов выезжали на заработки в РСФСР (даже на Дальний Восток)16. Были мадьяры - железнодорожники, учителя, секретари17. Обязательным было получение начального и среднего образования. Распространены были межнациональные браки (в основном с венграми и украинцами)18.
В 1990е годы ситуация резко изменилась к худшему. Многие предприятия закрылись, оставшиеся сократили в первую очередь работников-цыган. Уже в начале 1990х лишь 31,1% трудоспособных цыган имели постоянную работу19. Резко упал и образовательный уровень цыган - по данным Держкомстата Украины, в 1999 году из 1000 закарпатских цыган среднее специальное образование имели 5 человек, общее среднее - 79 человек, неполное среднее - 406 человек, начальное - 384 человека, 126 человек вовсе не умели читать и писать20. К 2000м годам доля неграмотных значительно выросла.
"Мадьяры" вынуждены были искать себе любую возможность заработать. Прежде всего они обратились к традиционным ремеслам и подсобным работам: и по сей день в Берегово можно встретить семьи, изготовляющие саманные кирпичи, обменивающие лошадей, выполняющие мелкие кузнечные работы21. Женщины работают дворниками и уборщицами, участвуют в мелкой торговле; мужчины - грузчиками, разнорабочими на рынках, стройках, ремонтных работах и лесопилках22. С повсеместной криминализацией постосоветского общества в 1990е годы в цыганской среде возродилось детское попрошайничество и подростковое воровство.
Тотальная бедность дома и отсутствие возможности тысячам людей пробиваться временными заработками в пределах небольшого региона привели к участию цыган в массовой эмиграции в крупные украинские и российские города. Группы мадьярских мужчин, а иногда и беднейшие семьи вместе с нехитрым скарбом и маленькими детьми, отправлялись на электричках в сторону российской границы23, затем пересекали ее (часто нелегально), и, также по железной дороге, добирались до крупных российских городов вроде Тамбова, Москвы и Петербурга. Оседая на окраинах и пробиваясь случайными заработками, они строили временные жилища и целые стоянки. Примеру наиболее "удачливых" следовали друзья и родственники из Закарпатья, и стоянки стали перевалочным пунктом или местом назначения для десятков подобных мигрантов. Хотя большая часть цыган и осталась в Закарпатье, новый образ жизни породил особую социальную группу мадьяров, составившую постоянное и временное население пригородных стоянок России и Украины.


Мурзинская (обуховская) стоянка, г. Санкт-Петербург, Невский район

После первых посещений мурзинской стоянки (в июне 2008 года) я планировал заняться традиционной духовной и обрядовой культурой мадьяров, населяющих ее. Однако впоследствии я понял, что ошибался, намереваясь исследовать наиболее глубинные аспекты общежития венгерских цыган именно в условиях такой стоянки. Вряд ли возможно исследование, например, традиционного свадебного обряда у русских по полевым материалам, собранным и касающимся исключительно студенческой среды; или традиционной календарной обрядности тех же русских по материалам исследования субкультуры нищих и БОМЖей? Вряд ли оно будет отражать общеэтнические реалии в большей степени, чем реалии определенной субкультуры.
Так же невозможно с методологической точки зрения изучать культуру венгерских цыган на примере одной стоянки закарпатских мигрантов - слишком велики будут допущения. Мы имеем дело с социальной группой, достаточно разнородной и синтетической по своему этническому составу, соответственно и изучать эту группу мы должны как единое целое, как строго определенную, замкнутую на себя общность.
Именно этот вывод заставил меня отказаться от широко распространенного термина "табор" применительно к указанной общности. Табор - традиционная цыганская община, сначала кочевая, а потом и оседлая (у кэлдэраров, например) - представляет собой исторически сложившуюся форму социальной организации ряда цыганских групп и отличается, на мой взгляд, рядом традиционных для некоторых групп цыган институтов - таких как институт баронства, цыганского суда, традиционной взаимопомощи и т.д., - призванных поддержать исполнение "цыганских законов" и сохранить привычный образ жизни, собственную автономию и этническую эндогамию. У мадьяров таких институтов не существует и на их этнической территории, не только на окраине Петербурга. Функции подобных временных поселений и социальная организация подобных общностей в корне отличаются от традиционных таборных.
Мною было выделено несколько сугубо социальных факторов, определяющих специфику таких стоянок и сложившихся на них социумов.
Основной фактор - миграция. Украина с начала 1990х годов является главным миграционным донором для России, занимая лидирующее положение по численности как легальных (43% от всех мигрантов 1994 года, 30% от всех мигрантов 2001 года)24, так и нелегальных (украинцы - 32%, украинки - 46,7% нелегалов мужчин и женщин25) российских иммигрантов. Около 230,5 тыс. насления России имеют украинское гражданство - это 22,5% от всех иностранных граждан, проживающих в РФ26. Около 1/3 западноукраинских семей, или 36,8% населения Западной Украины когда-либо мигрировали в Россию27. Общее количество временных, или краткосрочных мигрантов из Украины оценивается в 2 - 7 млн. человек, большинство из них имеют возраст младше 30 лет, либо 30-54 года28.
Типологически международная миграция разделяется по временному фактору на безвозвратную (влекущую за собой смену гражданства), долгосрочную или постоянную (срок пребывания в принимающей стране превышает 6 месяцев), краткосрочную (срок пребывания менее 6 месяцев) и сезонную (с целью участия в сельскохозяйственных либо строительных работах). По характеру миграция имеет вынужденный, добровольный либо экономический характер, по отношению к миграционному законодательству бывает легальной и нелегальной29. К нелегальным мигрантам относятся незаконно въехавшие в страну лица, либо въехавшие законно, но не обозначившие экономических целей своего пребывания в стране прибытия, либо беженцы, получившие отказ в подтверждении своего статуса30. Именно к нелегалам относятся либо незаконно пересекшие ("по дачам перебежали") русско-украинскую границу, либо скрывшие цель приезда мадьяры; чаще всего они мигрируют на срок до 6 месяцев либо долгосрочно, есть и сезонный фактор31. Чаще всего мадьяры-иммигранты не имеют образования вообще (как и 1% всех российских нелегальных иммигрантов) или имеют неоконченное среднее образование (как 6% всех российских нелегалов). Целью их приезда являются случайные работы (7% всех российских нелегальных иммигрантов)32.
Миграционная мобильность населения влечет за собой социальные изменения, затрагивающие последовательно микроуровень (индивиды, семьи, другие первичные группы), мезоуровень (культура, религия, традиции, ценности, стереотипы) и макроуровень (государственные и другие социальные институты, само государство и его политика) жизнедеятельности обществ33. Основой для социальных изменений служит формирование и функционирование в рамках потоков миграции так называемых миграционных сетей. Согласно теории миграционных сетей, сообщество мигрантов строится на основе межличностных отношений, связывающих мигрантов, бывших, нынешних и потенциальных, в странах выезда и въезда, и включающих в себя не только родственные, но и дружеские и земляческие отношения. Формирование миграционной сети, начало которой образуют мигранты-первопроходцы, облегчает процесс миграции для последующих волн. В результате образовавшаяся социальная структура автономно поддерживает миграционный процесс34. Таким образом, теория миграционных сетей в социологическом смысле гораздо более функциональна применительно к мадьярам-иммигрантам, чем принятая среди некоторых цыгановедов теория "вторичного кочевья", согласно которой под давлением изменившихся к худшему экономических условий цыганские группы Восточной Европы в процессе миграций заново формируют комплекс кочевой культуры35. Она позволяет определить специфику и описать алгоритм возникновения и существования сообществ иммигрантов, таких как мурзинская стоянка.
Следующий по значимости фактор - локус миграции, социоэкономические особенности зоны промышленных окраин мегаполисов, куда миграция направлена географически. Такие пригородные районы, с их свалками, фабриками, складами, железнодорожными депо, автохозяйствами составляют особый территориальный комплекс, в пределах которого деятельность населения характеризуется определенными хозяйственно-культурными элементами. Так, например, подсобная работа в автомастерских, погрузочно-разгрузочные работы на складах и заводах, сбор металлолома на свалке в районе станции метро Рыбацкое обеспечивают заработком не только мадьяров и других иммигрантов, но и некоторую, наименее обеспеченную, часть городского русского населения, которое взаимодействует с мадьярами в модусах конкуренции либо сотрудничества; известен даже прецедент проживания русского бомжа - мигранта из сельских районов Вологодской области, занимающегося сбором металлолома, на одной с мадьярами стоянке36. В пределах такого территориально-хозяйственного комплекса мигрантам из Закарпатья удалось занять свою нишу.
Другой фактор - криминализация. Зона окраин удобна для нелегального заработка, как в качестве базы, так и поля непосредственного действия; таким образом, окраины насыщены тесно взаимодействующим криминальным и посредническим элементом как миграционного, так и местного происхождения. Свою роль в поддержании такого элемента играет и местная милиция, находящаяся в симбиотических отношениях например с бригадами карманников, состоящими в том числе из мадьярских девушек-подростков37.
И наконец, далеко не последний фактор. определяющий специфику социальной структуры сообщества мурзинской стоянки - абсолютная нищета некоторых постоянных ее обитателей, сближающая их психологически с местными бродягами и бездомными (стоит отметить их замкнутый индивидуализм и показную эмоциональность, общее безразличное либо подавленное настроение). Таких - старейших - обитателей стоянки сторонятся мадьяры - трудовые и криминальные мигранты, даже если они приходятся родственниками таким изгоям; зато русские бродяги и бездомные, также зарабатывающие на жизнь попрошайничеством и сбором металлолома, охотно общаются с ними38.
Очерченные выше методологические замечания дают основное представление о среде, в которой возникла стоянка, ее населении и характере его деятельности. Ниже я раскрою эти темы более подробно.
Все дальнейшее повествование будет основано на полевых наблюдениях и материалах автора, поэтому ссылки будут даваться только на иные источники и литературу.

 

Расположение и история поселения, застройка, численность населения

Стоянка мадьяров-иммигрантов расположена в сравнительно выгодном и удобном месте. Долина реки Мурзинка простирается к юго - востоку от КАД Санкт-Петербурга и кольцевой железной дороги. Она равноудалена от района Обухово и станции метро Обухово на северо - западе, Мурзинки на севере и станции метро Рыбацкое на северо-востоке; на юге она примыкает к пос. Петро-Славянка, на востоке - к железнодорожной линии Санкт-Петербург - Москва и полигону для захоронения бытовых отходов; с запада она ограничена заводским комплексом по ул.Софийской. Долина представляет собой мелиорированное болото, низину, окруженную низкими холмами.
Стоянка мадьяров не располагается постоянно на одном и том же месте. Цыгане попеременно разбивают свой лагерь на 3-4 пятачках земли площадью примерно 6-8 соток. Конкретное расположение стоянки обусловлено сезоном: зимой ее разбивают на более низком месте, в теплое время года - на более высоком. Кроме того, к иммигрантам постоянно наведывается милиция или погромщики, что вынуждает цыган примерно раз в 2-4 месяца менять место жилья с целью переждать время до новой угрозы. С июня 2008 года по апрель 2009-го стоянка мадьяров перекочевывала с места на место 5 раз: 4 раза после визитов милиции, угрожавшей уничтожить табор и выселить всех его жителей, и 1 раз после погрома 12 августа 2008 года, когда 16 цыганских хижин было сожжено и сломано в результате ночного рейда некой "группы захвата МВД".

Места постоянных стоянок легко узнать - они буквально усыпаны разнообразным строительным и бытовым мусором, старой одеждой, металлическими обломками и коврами. История мадьярского поселения начинается с 1993-1994 гг., когда возникает стоянка в районе Фарфорового завода, между Волково, Смоленским, Щемиловкой и Купчиным. Однако уже в 1998 году мадьяры переселяются в долину реки Мурзинки, где гораздо реже подвергаются нападкам милиции. По словам информантов, попытки закрепиться в пригородной и промышленной зоне Санкт-Петербурга предпринимались и ранее, с самого начала 1990х годов, но успеха поначалу не достигли.

Мадьярская стоянка


Основание мурзинской стоянки связывается с конкретным человеком - Гейзой Товтом, впервые построившим здесь хижину в середине 1990х годов. Его дочь, Шарлотта Товт, мать 10 детей, с 1994 года жила на этой стоянке со своим мужем и в июне 2008 года здесь же скончалась от истощения после очередных родов. Вслед за Товтами, стоянка стала местом эпизодического проживания Лакатошей, Тонто, Горватов, Варга, Фонтошей, Форкошей, Пап, Балоков - уроженцев Отдельного Хутора города Берегово Закарпатской области Украины. Особенно выросло население мурзинской стоянки после наводнений 1998 и 2001 годов в Мукачево и Берегово - основных местах проживания мадьяров в Закарпатье39. Все поселенцы приходятся друг другу родственниками и свойственниками, либо близкими друзьями.
Что же представляет собой стоянка венгерских цыган? На небольшом пространстве
на расстоянии 0,5-2 метров друг от друга ютятся "будки" - маленькие хижины из фанеры, полиэтилена, линолеума, железных листов и других подручных материалов. Стоянка чаще всего сохраняет уличную планировку: будки строятся по обе стороны от "главной улицы" шириной около 2-3 метров; в зависимости от конкретного места поселения улиц бывает две, либо главная улица образует широкую площадку посреди поселения. Планировка стоянки явно носит черты городской.
Будки чаще всего имеют квадратную либо прямоугольную форму (хотя встречаются и палаткообразные треугольные либо трапециевидные в поперечном сечении постройки) и отличаются небольшими габаритами: около 160-180 см высотой, около 200 см в ширину и примерно столько же в длину. В такой будке проживает от 2 до 6 человек - нуклеарная семья с несколькими детьми или без. Форма и размеры будки зависят от количества и качества строительного материала, добываемого тут же на свалке. Иногда 2 семьи или группа родственников строит будку большего размера для совместного проживания - в таком случае ширина будки бывает в 1,5-2 раза больше обычного.
Конструкция будки зависит от сезона. На зиму стены строят из плотных листов фанеры, потолок укрепляют досками и линолеумом; всю будку снаружи и внутри оббивают листами тонкой фанеры , линолеумом и тканью - хорошо для этой цели подходят рекламные баннеры. С целью экономии строительных материалов и сохранения тепла 2 будки могут иметь одну смежную стену. Летние постройки имеют легкий каркас из ветвей деревьев, обтянутый полиэтиленом; потолок делают из 1-2 широких досок, обтянутых линолеумом или полиэтиленовой пленкой. Пол будки выстилается линолеумом либо старыми коврами. На постройку всего сооружения силами 3-4 мужчин уходит всего несколько часов.

Мадьярская будка


Интерьер "будки" прост и функционален. В левом или правом ближнем от входа углу на металлическом листе расположена печь вроде буржуйки. Она сооружена из половины металлической цистерны с прорубленным в ней устьем и вставленным в нее трубой-дымоходом. Такую печь топят постоянно - дровами, фанерой, обломками пластика и резиновыми шинами. Жара от такой печи вполне достаточно, чтобы не замерзнуть зимой.. Напротив печи к стене примыкает столик или тумбочка с хранящимися в ней или под ним продуктами и посудой - это кухня. Летом для приготовления пищи используют старую печь без дымохода, расположенную на улице.
Основная жизнь в будке проходит на огромных, часто занимающих половину всего жилого объема будки, нарах, сколоченных во всю ширину дальней от входа стены.
Такие нары служат кроватью и стульями хозяевам и гостям будки; они всегда застелены постельным бельем, которое мадьяры регулярно стирают.
Осташееся под нарами и вдоль стен узкое пространство не пустует - оно используется для хранения запасов пищи, одежды, важных вещей. Для хранения разного рода тазов, детских велосипедов, колясок, самодельных саней и т.п. вещей мадьяры часто используют крышу своей будки. Иногда, ввиду недостатка жилого объема, полки для посуды прибиваются снаружи - однако такое случается редко: посуду и личные вещи мадьяры предпочитают хранить в будке.
Мадьярам не чуждо стремление разнообразить свой быт: внутри и снаружи будок можно увидеть гитары, детские игрушки, фотоаппараты, радио и даже маленький телевизор и DVD-плеер, работающие от автомобильного аккумулятора. Цыгане очень любят смотреть индийские мюзиклы и видеоклипы, боевики и фильмы ужасов - словом, все зрелищное, и постоянно пополняют видеотеку найденными на свалке либо купленными в видеомагазине дисками.
Главные проблемы таборного быта - организация мусорных и отхожих ям. Ни того, ни другого мадьяры не делают - бытовой мусор просто выбрасывается из хижины на улицу. Поэтому очень быстро все пространство стоянки заполняется отходами, особенно промежутки между стенами соседних будок. Маленькие дети тут же справляют нужду; взрослые для этого обычно просто отходят на десяток метров в сторону болота.


Численность населения такой стоянки непостоянна и варьирует в зависимости от сезона. В июне 2008 года на стоянке насчитывалось всего 14 будок, в августе - 18-20 будок; осенью 2008 года - около 14-16 будок. К марту 2009 года количество будок значительно выросло: 22 марта на стоянке было всего 25 жилых и 2 строящиеся будки, 10 мая 2009 года - 23 будки. Исходя из того, что в будке обычно проживает нуклеарная семья, иногда с 2-3 детьми, общую численность населения мадьярского лагеря на 22.03.09 года можно определить в 60-70 человек.
Основное население стоянки - мужчины 18-35 лет и женщины 14-35 лет; много детей - от новорожденных до 10-11летних. Старожилами считаются мужчины и женщины за 40-50 лет, их на стоянке немного - 2-3 человека.


Этническое самосознание, социальная структура и организация

Как уже отмечалось, мадьяры мурзинской стоянки живут нуклеарными семьями. Брачного партнера подбирают родители либо выбирают самостоятельно. Женятся, а точнее сожительствуют друг с другом, молодые люди с 16-17 летнего, девушки - 13-14 летнего возраста. В мадьярской среде нередки разводы и повторные браки, особенно между вдовами и вдовцами. Женщина достаточно самостоятельна. Хотя мужчина и считается главой семьи, на практике авторитет его жены может быть гораздо выше и признаваться соседями. Отношения между супругами или сожителями в большинстве случаев гармоничны, хотя бывают и случаи домашнего насилия.
Население стоянки можно достаточно четко разделить на 2 группы. Большую из них будут составлять нелегальные временные мигранты - в основном мужчины 18-35 летнего возраста, приезжающие из Закарпатской Украины на заработки и основную часть заработанных денег отсылающие домой, своим семьям. Часто их сопровождают жены, оставляя детей на попечение дедушек и бабушек. Особую подгруппу среди таких мигрантов составляют молодые люди 18-22 летнего возраста, недавно женившиеся и отделившиеся от родителей.
Меньшая группа - постоянные жители, не имеющие домов и близких родственников в Закарпатье. Это мужчины и женщины от 25-30 лет, зачастую отбывшие в середине 1990х заключение в российских тюрьмах за совершение квартирных и особенно карманных краж, не имеющие документов, удостоверяющих личность. Они живут на стоянке уже порядка 10-20 лет, вместе со своими детьми и даже внуками, родившимися в России. Это те, у кого "дома никого нет". Такие обитатели стоянки воспринимают жизнь на ней как "возвращение к честному заработку" - сбору металлолома, гитарной игре в переходах метро и попрошайничеству.
Между двумя группами мадьяр нет антагонистических противоречий - они все друг другу приятели, соседи, родственники и свойственники. Длительное совместное проживание в тяжелых условиях способствует формированию механизмов взаимовыручки и взаимопомощи: совместное строительство хижин, распределение найденной на свалке ("в контенерах") одежды среди самых бедных семей, помощь в обеспечении питания детей, чьи родители испытывают особые трудности, совместная защита поселения от нападений хулиганов и т.д. Однако основным модусом поведения на стоянке является индивидуализм: "здесь каждый живет своей жизнью", никаких баронов и цыганских судов не существует. Таким образом, социальная структура стоянки значительно отличается от порядков, принятых в Берегово. По словам цыган, в Берегово существует барон ("бирув") - Элемер Кучар, ему 42 года и он очень богатый человек, сначала занимавшийся металлоломом, а затем открывший бар с игровыми автоматами. Его авторитет признают украинские власти, возложившие на него обязанность следить с помощью 7 ассистентов - "шагечей" за соблюдением правопорядка и состоянием инфраструктуры поселка. Обязанности помощников весьма широки, и по словам одного из них, никак не вознаграждаются: от вызова милиции на драки и другие происшествия до личного участия в прокладке и ремонте поселковых дорог.
Необходимость зарабатывать на жизнь заставляет мадьяров объединяться в бригады, носящие ассоциативный характер, основу которых представляют дружеские либо родственные связи. У такой группы может быть вожак - "бригадир"40. Чаще всего в бригады объединяются молодые женщины, идущие попрошайничать в метро, молодые мужчины, подряжающиеся грузчиками и подсобниками на промзоны. Металлолом собирают в основном в одиночку либо вместе с супругом/супругой. Из-за металлолома иногда возникают конфликты, связанные с кражей какой-либо части собранного у соседа.
Этнический состав населения стоянки разнороден. Помимо венгерских цыган здесь можно встретить и представителей других цыганских этногрупп (русска рома, молдаване), иногда - венгров и русских. Причем если венгры и русские держаться обособленно от мадьяр, то русские и молдавские цыгане даже заключают с мадьярами браки или просто сожительствуют. Хорошие связи венгерские цыгане наладили с семьями русских цыган из Выборга, ряда городов Ленинградской области и Украины.
Большой интерес представляет этническое самосознание цыган мурзинской стоянки. Согласно Н.В.Бессонову, сами себя они называют "модёру циганёк", что в переводе и означает "венгерские цыгане"41. Однако сам Бессонов в своих работах предпочитает употреблять этноним "мадьяры" либо говорить о "венгерских/венгероязычных цыганах". В разговорах со мной информанты определяли себя либо как цыгане, либо назывались мадьярами, отмечая, что говорят на венгерском языке, веруют по-венгерски и отмечают венгерские праздники. Интересно отметить, что вопроса "чем вы отличаетесь от мадьяров?" респонденты не понимали; приходилось уточнять: "чем вы отличаетесь от мадьяров - нецыган?". В своем ответе респонденты оперировали социальными категориями, определяя "просто мадьяров" как "нормальных", культурных в бытовом плане (в том числе образованных) людей, которые красиво разговаривают. Таким образом, венгерские цыгане отмечали прежде всего собственное социальное положение, более низкое, чем у "других" венгров. Подобные особенности конструирования этнической идентичности, наряду с отмечавшейся выше общностью элементов традиционной культуры, позволяют предположить, что мадьяры являются этнографической группой венгерского этноса в большей степени, чем цыганского, и только специфический социальный статус не позволяет мадьярам полностью ассоциировать себя с "нормальными" венграми.
Однако именно такой социальный статус, тесные контакты с разными цыганскими группами и отношение окружающего населения к мадьярам как к "черным" способствуют тому, что цыганское самосознание становится для них преобладающим. Этому способствует национальная политика Украины и деятельность национально-просветительских (например, организация "Романi Яг") и правозащитных организаций. Хороший пример методологии конструирования цыганской (ромской) идентичности дает статья украинского журналиста Константина Лосика42 о выборах "барона" в г. Берегово. Из кандидатов, выдвинутых от Конгресса ромов Украины, победил некий Иосиф Сабов, пообещавший, в частности, организовать в Отдельном Хуторе воскресную школу, "где бы детей обучили их родному языку (курсив мой. - А.Я.)". Действительно, в отличие от ловарей (тоже выходцев из Венгрии), обладающих цыганским самосознанием и говорящих на одном из диалектов цыганского языка, мадьяры "родным языком" не владеют с рождения. В совместных мадьярско-русскоцыганских семьях общение происходит на венгерском или русском языке.
Особо следует упомянуть о конфессиональной принадлежности мадьяр. Согласно исследованиям Н.В.Бессонова43, в поселке Отдельный Хутор города Берегово из 3 тысяч человек 760 являются кальвинистами, большинство остальных - католики либо приверженцы протестантских общин "Церковь Живого Бога" и "Свидетелей Иеговы". Впрочем, глубокой религиозностью мадьяры мурзинской стоянки не отличаются, за исключением членов двух иеговистских семей.

 

Источники заработка

У малограмотных нелегальных иммигрантов-мадьяров есть несколько возможностей заработать на жизнь себе, своим родственникам и детям - сбор металлолома, подсобные работы на окружающих стоянку заводских комплексах, попрошайничество, карманные кражи, азартные игры. Каждая эта возможность используется определенной частью населения мурзинской стоянки.
Мурзинская стоянка располагается в 300 метрах от огромной свалки, поэтому основным видом заработка (особенно в теплое время года) ее обитателей является сбор металлолома на ее территории. На такую работу ориентированы как постоянные обитатели стоянки, так и временные береговские мигранты. Черный металл собирают бригадами, состоящими из 2-3 братьев либо свойственников, цветной - в одиночку или вместе с супругом/супругой. Работой на свалке заняты как мужчины, так и женщины, однако это в большей степени мужское дело. Женщины собирают металл и одежду по мусорным контейнерам в Рыбацком микрорайоне.
Многое в таком деле зависит от везения и удачи, но в принципе неделя такого труда позволяет молодому мужчине выслать своей семье в г. Берегово в среднем 100 долларов (2-3 тысячи рублей). Сбор металлома - тяжелый физический труд (считают и продают металл тоннами), поэтому многие взрослые мужчины в таборе страдают различными грыжами.
На подсобные работы (в основном грузчиками) подряжаются бригады временных мигрантов. Их услуги востребованы в автомастерских, гаражных хозяйствах, окрестных складах и промышленных комплексах. Оплата таких работ сдельная, и мигранты всегда идут на риск - работодатель, пользуясь их бесправным положением в чужой стране, не всегда в полной мере вознаграждает их труд.
Попрошайничество, зачастую сопровождаемое игрой на гитаре, - промысел стариков и детей, а также девушек-подростков. Милостыню просят (либо требуют) в электричках, в вагонах и переходах петербургского метрополитена и даже в центре города - именно эти группы попрошаек так нервируют пассажиров.


Карманные и другие мелкие кражи - сугубо женское занятие. Их совершают группы молодых женщин и девушек-подростков - постоянных и временных жетелей стоянки; выпрашивая милостыню, они окружают жертву, отвлекают ее внимание и выхватывают, например, сумочку или кошелек. Излюбленный объект нападения - иностранные туристы, добыча - мобильные телефоны, место действия - станции метро, подземные переходы и выходы, улицы в центре города. Такая деятельность называется в мадьярской среде "женской работой" и приносит значительный, хотя и случайный доход. Награбленное приносится в табор и сбывается перекупщикам либо оседает у мужей и братьев, а в худшем для мадьярок случае - в карманах задержавших их милиционеров, с которыми тоже надо договариваться. Имея особенный источник дохода, мадьярские женщины получают свою долю авторитета и экономической независимости в сообществе.
Участие в азартной карточной игре - прекрасный шанс быстро обогатиться. Один из информантов рассказал, что на выигранные у мадьяров московской стоянки деньги ему удалось построить собственный дом в Берегово. Большинству игроков везет гораздо меньше - они проигрывают все сбережения. Поэтому сегодня азартные игры менее популярны среди временных мигрантов, чем в середине-конце 1990х годов.
Дух предпринимательства пробивает себе дорогу и к мадьярским лагерям. В августе 2008 года в центре стоянки мною был сфотографирован импровизированных "киоск" одной из постоянных жительниц лагеря; ее бизнес заключался в перепродаже закупленных в Рыбацком пива, кока-колы, фруктов и сладостей своим соседям. Малому бизнесу не суждено было жить и развиваться - "киоск" был разгромлен погромщиками из МВД в ночь на 12 августа.

 

Проблемы мадьярского поселка

Следы ножевых ранений, нанесённых неонацистами.

Жизнь нелегального мигранта на мурзинской стоянке полна опасностей. Не только подростки, женщины и молодежь, но даже взрослые мужчины подвергаются нападениям неонацистки настроенных хулиганов из Рыбацкого. Такие столкновения часто заканчиваются тяжелыми увечьями и ранениями, иногда даже смертью пострадавших. Обычным явлением стали милицейские рейды и погромы, сопровождающиеся избиением цыганских мужчин, в которых гибнет нехитрое имущество мадьяров44. Цель таких операций ясна - прогнать нелегалов, выдавить их из петербургского пригорода. Однако эта цель недостижима: мигранты не считаются с милицейскими угрозами и восстанавливают стоянку снова и снова в поисках средств к существованию для своих голодных семей.
Гораздо более серьезной проблемой для постоянных жителей стоянки является отсутствие документов, подтверждающих личность. Ни родители, ни их родившиеся и выросшие на стоянке дети юридически не существуют ни для российского, ни для украинского правительства. Это в полном смысле слова лишние люди, лишенные всяких прав и возможностей изменить свою жизнь.
Антисанитарные условия жизни на стоянке способствуют распространению инфекционных болезней, особенно опасных для маленьких детей. Впрочем, в Закарпатье ситуация примерно такая же: отсутствие дорог, канализации, питьевой воды, электричества, высокий уровень бытовой загрязненности не являются особенностью исключительно российских лагерей мадьяров. Так, примерно половина цыган Закарпатья (а, соответственно, и обитателей мадьярских стоянок) страдает бронхиально-легочными, пятая часть - желудочно-кишечными заболеваниями, 16 % - туберкулезом. Уровень смертности детей до 1 года - 11%45. Ситуация на мурзинской стоянке усугубляется отсутствием всякого, даже минимального медицинского обслуживания населения.

Все эти проблемы требуют комплексного решения. Однако, к сожалению, их разрешение в ближайшие годы вряд ли возможно - ведь помимо строительства жилья и школ, проведения дорог, налаживания медицинского обслуживания и поголовной паспортизации населения Закарпатской Украины необходимо сначала создать рабочие места для мадьяров, чтобы исчезла нужда в рискованных миграциях в Россию. Для экономики Украины это непосильная задача.
Сегодня подобный образ жизни мадьяров-мигрантов функционален - он дает возможность выжить безработным, безграмотным, бесправным и нищим людям. И нужны усилия поколений администраторов и правозащитников, чтобы такой образ жизни постепенно отошел в прошлое, испарился, как страшный сон. Пока такие усилия недостаточны, и у мадьярских стоянок на окраинах городских свалок, к сожалению, есть будущее.

 

Заключение

Целью данной работы было полевое изучение Мурзинской стоянки цыган-мадьяров, анализ причин и факторов, способствовавших формированию сообщества жителей этой стоянки, освещение основных социокультурных особенностей этого сообщества.
Комплексный социально-экономический кризис, поразивший в начале 1990х годов постсоциалистические государства Восточной Европы, обернулся для множества простых рабочих, в том числе и для цыган-мадьяров, настоящей катастрофой. Массовая безработица и бедность, вкупе с низким образовательным уровнем и свертыванием социального обеспечения прервали естественный процесс постепенной интеграции мадьяров в украинское постиндустриальное общество, заставляя их принять участие в миграционных процессах в поисках удобной для существования экономической ниши. С образованием миграционных сетей мадьяров на территории Украины и России возникли новые сообщества мигрантов, принципы функционирования которых, особенно социальная организация и занятия, во многом отличались от привычных. Порожденные миграцией изменения социальной структуры мадьярского общества привели к его перерождению, отразившись даже на тенденциях формирования этнической идентичности. С начала 1990х годов на российских стоянках и в Закарпатье, в обстановке социальной изоляции от большого общества, выросло целое поколение людей, воспринимающий подобный образ жизни как единственно пригодный для выживания. Повсеместная деградация и криминализация позднего советского и постсоветского общества не могли не отразится на одной из самых маргинальных и экономически неблагополучных его частей, заново породив попрошайничество и воровство в мадьярской среде.
Мадьяры нашли средства к существованию, возможность заработать на жизнь себе и своим детям в крайне тяжелых условиях. Однако у них нет возможности ни изменить сами условия, ни осознать необходимость этих изменений. Пригородные стоянки мадьяров исчезнут только тогда, когда перестанут быть эффективным вариантом социальной организации беднейшей части общества в условиях перманентного кризиса, то есть когда этот кризис будет преодолен. Я искренне надеюсь, что это случится, что изменившиеся к лучшему социально-экономические условия заставят мадьяров покинуть свои стоянки точно так же, как ухудшение этих условий заставило их создать.

 

1.Новая история стран Европы и Америки. - М., “Дрофа”, 2005. С.242
2. Бессонов Николай, Деметер Надежда. История цыган - новый взгляд. Воронеж, 2000. С.48-49
3. Там же, С.50-51
4. Виорел Аким. Циганите в историята на Румъния. София, 2002. С. 131
5. История цыган... С. 127-128, 132.
6. Новая история стран Европы и Америки. - М., “Дрофа”, 2005. С.252.
7. http://www.hungary-ru.com
8. Там же.
9. Там же.
10. Там же.
11. Там же.
12. Про кількість та склад населення України за підсумками Всеукраїнського перепису населення 2001 року// http://www.ukrcensus.gov.ua/results/general/nationality/
13. Про кількість та склад населення Закарпатської області за підсумками Всеукраїнського перепису населення 2001 року// http://www.ukrcensus.gov.ua/results/general/nationality/zakarpatia/
14. БессоновН.В. Цыгане и пресса. Выпуск 2. М., 2003 г. С.26
15. Цыгане и пресса, С.53
16. Полевые материалы автора
17. ПМА
18. ПМА
19. Бєліков О.В. Цыгане Украины в конце ХХ века: проблемы и пути их разрешения//http://www.iai.donetsk.ua/_u/iai/dtp/CONF/13/articles/sec2/stat22.html
20. Там же.
21. Цыгане и пресса, С. 53
22. БессоновН.В. Есть ли сейчас кочевые цыгане?//http: //www. zigane.pp.ru/foto-06.htm
23. Там же.
24. Миграции населения. Выпуск 2. М., 2001, С. 88-89
25. Там же, С. 133
26. Кузьмин А.В. Миграция: проблемы межкультурной коммуникации Изд-во ВСГТУ, г. Улан- Удэ, 2006. С.40
27. Прибыткова И.М. Трудовая миграция населения Украины в условиях трансформации экономических и общественных отношений//Трудовая миграция в СНГ – социальные и экономические эффекты М., 2001. С. 29
28. Там же. С. 27.
29. Метелёв С.Е. Международная трудовая миграция и нелегальная миграция в России М., “Юнити-Дана”, 2006. С. 154-156
30. Миграции населения, Вып.2, С.100
31. ПМА
32. Миграции... Вып. 2, С.134
33. Миграция: проблемы межкультурной коммуникации, С.26
34. Международная трудовая миграция и нелегальная миграция в России, С.21
35. Бессонов Н.В. Есть ли сейчас кочевые цыгане?//http: //www. zigane.pp.ru/foto-06.htm
36. ПМА
37. ПМА
38. ПМА
39. Бєліков О.В. Цыгане Украины в конце ХХ века: проблемы и пути их разрешения//http://www.iai.donetsk.ua/_u/iai/dtp/CONF/13/articles/sec2/stat22.html
40. Цыгане и пресса, Выпуск 2, С. 62
41. Там же, С. 39
42. Лосик К. В городе Берегово местные цыгане впервые в своей истории избрали себе лидера по всем правилам демократических выборов. Стран третьего мира//http://uzhgorod.net.ua/news/20340
43. Цыгане и пресса, С.26-27
44. Кулаева С.Б. Гонимые// http://www.memorial.spb.ru/catalog/?p=48445.
45. Бєліков О.В. Цыгане Украины в конце ХХ века: проблемы и пути их разрешения//http://www.iai.donetsk.ua/_u/iai/dtp/CONF/13/articles/sec2/stat22.html