Эпопея о люли.
 

Несколько лет назад на улицах российских городов – от Петербурга до Владивостока – появились восточные люди в тюбетейках и халатах. Поначалу мало кто сомневался, что это беженцы из Таджикистана. Потом газеты начали понемногу разъяснять публике, что и степенные седобородые аксакалы, и босоногие женщины, протягивающие ладонь за подаянием – на самом деле среднеазиатские цыгане "люли".

Женщина-люли просит подаяния возле метро "Выхино". Москва. 1998 г. Фотография Н.Бессонова.

Российская цыганская диаспора издала стон возмущения. Неужели эти журналисты не могут понять, что пришельцы даже не знают слова "ром"? Сама мысль о том, что русские смешивают в своем сознании "настоящих" цыган и какую-то непонятную восточную публику показалась оскорбительной.
Вот в этой двусмысленной ситуации я решил посвятить люли отдельную главу. Причин по меньшей мере две.
Во-первых, тему следует осветить хотя бы потому, что журналисты уверены в цыганском происхождении люли. Стоило восточным таборам стать в России достаточно заметным явлением, как пресса отреагировала потоком соответствующих статей.
Во-вторых, не будет ничего плохого, если я дам цыганам материал для размышлений. Прежде чем начисто открещиваться от люли, следует хоть немного узнать об их традициях. Не хочу ни на чем настаивать, но образ жизни люли имеет большое сходство с недавним прошлым русских цыган.
То, что люли – мусульмане, рядового цыгана вряд ли смутит. Крымы – тоже мусульмане. Об этом у нас каждый знает и все же из числа соплеменников крымов не гонит.
Есть более важный довод. Не владеют люли цыганским языком!
Тоже, если вдуматься, не новость. Сэрвы-хохлы или молдаване родную речь забыли, но цыганами остались.
А вот о том, что у люли существует сходка, разбирающая конфликты (только под другим названием) – мало кому известно. Все важнейшие вопросы и споры решают уважаемые старики. Есть, конечно (как и у прочих цыган) человек, который договаривается с властями. Но с советом аксакалов он по значению не сравним.
Любая цыганская "нация" делится по родовому признаку. Род - это те, кто происходит от общего предка. Названия могут быть разными (родо, сэменца, вица) – но суть одна. Сотня и даже более цыган, носящих прозвище вроде борисёнки, цибулята или янкещи. Разве не интересно узнать, что у люли испокон веков существует та же система? Только род называется "тупар", а прозвища звучат на узбекско-таджикский манер: "байтуп", "абдураим", "балхэ".
Если же я начну перечислять традиционные профессии люли, русские цыгане будут озадачены. Женщины из среднеазиатских таборов не только просят, но и занимаются на родине гаданием. Мужчины – представьте себе – меняют ишаков и лошадей. Есть ремесленники. Есть профессиональные музыканты. Процветает снятие порчи и знахарство. Добавлю для полноты картины, что шатер-"чодыр" – это практически копия русско-цыганской палатки, а на зиму многие семьи снимали жилье у декхан, расплачиваясь деньгами (и навозом от своих ослов или коней, который шёл на удобрение пашни).
Мог бы перечислять и далее. Но у каждого, кто знаком с нашим кочевым бытом, уже возникли смутные сомнения. Может быть, нам стоит согласиться хотя бы с теми осторожными учеными, которые называют люли "цыганообразной группой"?
Лично я не берусь судить, есть ли между люли и нашими цыганами кровное родство. Но в том, что предки этих людей прикочевали в Среднюю Азию из Индии, не сомневаюсь ни на минуту. Сколько раз я фотографировал в таборах люли абсолютно индийские лица! Более того. Иные персонажи из моего фотоархива как две капли воды похожи на моих знакомых московских цыган.
Повторю еще раз. Если уж сложилось так, что пресса муссирует тему люли как однозначно цыганскую, я вынужден выступить в качестве "просветителя".
Готов ли я к этой роли? В значительной мере – да. Работая над очередной этнографической статьей, я ознакомился с книгами, диссертациями и рабочими материалами Оранского, Троицкой, Назарова и Снесарева. Специалисты подтвердят, что это практически весь круг специальной литературы. Кроме того, я несколько последних лет тесно общаюсь с люли, проводил в их таборах полевые исследования, имею, наконец, в этой среде близких знакомых. На нынешний день моего багажа знаний вполне достаточно, чтобы развеять наиболее одиозные выдумки.
К сожалению, даже авторы, выдерживающие в своих текстах внешне доброжелательную интонацию, раздувают подозрительность населения. Чтобы не быть голословным, приведу в качестве примера статью Эдуарда Полетаева, написанную "специально для Института по освещению войны и мира". Во вводной части автор излагает сведения о таджикских и узбекских цыганах, называемых местным населением "люли". Он признаёт, что в годы советской власти люли работали в области строительства и сельского хозяйства. Бедность люли на первый взгляд не подвергается автором сомнению. Он даже приводит историю о том, как рэкетиры пришли собирать с восточных цыган дань, но, ужаснувшись тяжёлым условиям их жизни, сами дали им денег. Тем не менее, Полетаев приводит и другую цитату.

"Там, на юге, в Таджикистане, у люли огромные дома и престижные автомобили. Не верьте этой кажущейся нищете – узбекские и кыргызские таможенники охотно пропускают через свои границы семьи люли. Они знают, что те едут не с пустыми руками".

Источник надёжный: "пожелавший остаться неизвестным собеседник корреспондента IWPR".
Крайне интересны в статье и рассуждения о преступлениях, которые люли возможно совершают.

"…по неофициальным данным, всё заработанное за сезон может обратиться в наркотики, которые прибудут в Казахстан с очередным потоком мигрантов. Правда, активное участие люли в наркотрафике подвергается экспертами сомнению, поскольку при пересечении границы люли находятся под пристальным вниманием полиции, таможни и пограничников".

Иными словами: никто не пойман, но ведь это цыгане… Впрочем, разбирайтесь как хотите – наше дело сказать.

Далее я вынужден привести самую мерзкую часть разбираемой статьи. Тунеядцы-мужчины, оказывается, приказывают своим жёнам и детям ежедневно добыть попрошайничеством определённую сумму.

"Если семья не выполняет требуемое, её жестоко наказывают. Часто в виде наказания жены используется анальный секс. Кроме того, широко практикуется избиение жены и детей открытой ладонью. Серьёзных повреждений от этого нет, а “товарный вид” улучшается – избитым подают больше".

Источник опять очень надёжный – таджик-шашлычник с базара. Проверить эти сведения автор не мог по очень простой причине:

"Узнать что-либо о жизни люли от них самих невозможно. Они избегают общения, ограничивая его протянутой рукой. Мужчины при попытке посторонних вступить с ними в контакт проявляют агрессию и замыкаются в себе".

Читатель может спросить меня, чем же я возмущаюсь? Народ замкнутый. Мало ли что творится на кочевых стоянках? И вообще, с какой стати Николай Бессонов подвергает сомнениям компетенцию образованного и демократически мыслящего Эдуарда Полетаева?
Отвечаю. Некомпетентность данного автора для меня, как цыгановеда не подлежит сомнению уже потому, что по словам Полетаева табор люли управляется "выборным вождём (бароном, вайдой)". Это примерно то же самое, что называть православного священника "муллой-батюшкой". О русском термине "цыганский барон" мы уже выше говорили, а "вайдой" называли своих представителей перед властями венгерские цыгане. Разумеется, кочевники Узбекистана и Таджикистана никогда не применяли упомянутых слов.
Итак, человек, претендующий на роль эксперта, путается в элементарных вещах и выручает его только ещё большее невежество аудитории. Приведя (пусть и не к месту) сведения, почерпнутые из литературы, Полетаев характеризует далее люли как опасных дикарей. А ведь это не так.
Неверно, что им неведома контрацепция. Определённая грамотность в этом вопросе у среднеазиатских цыган имеется. Ложь, что люли избегают любого общения. Более открытых цыган просто не существует. Я в своей жизни не встречал ни одного люли, который отказался бы от разговора. Если мужчина или женщина этой этнической группы знают русский язык, они непременно вступят с вами в беседу и будут очень доброжелательны и откровенны. Лично я десятки раз знакомился с люли на улице или в поезде. Поскольку представители этой группы отличаются щепетильной честностью и полагают, что им нечего скрывать, они спокойно пригласят собеседника на стоянку и даже с восточным гостеприимством угостят тем немногим, что имеется в запасе.
Не подумайте, будто это только мое впечатление. Воронежские корреспонденты, побывавшие в таборе "кочующих таджиков" говорят то же самое: "Нас окружали дружелюбные и, казалось, вполне довольные жизнью люди. Они улыбались и охотно позировали перед камерой. Дружно проводили нас до машины и помахали на прощанье".27
Люли (сами себя они называют "мугат") миролюбивы. Я не встречал в их среде побитых мужьями женщин. Наркотиками они не торгуют. Просят почти всегда не агрессивно и довольствуются тем, что дают. Но не буду продолжать обобщения – расскажу лучше о том, какие темы не затрагивают в своих статьях журналисты.
Вы никогда не читали о цыганах Таджикистана, сражавшихся с немецким фашизмом. Ручаюсь, что только от меня вы впервые узнаете о павшем в бою Мирче Тагматове. По сию пору живы награждённые многими медалями Мастон Облабердыев и Назрулло Халмуратов, которые были тяжело ранены, но добились возвращения в строй и дошли до Берлина. Таких, как они, было очень много.
Вы никогда не читали о том, что в палатках, разбитых на окраинах наших городов, обитают бывшие "ударники труда" и депутаты местных советов. Этим грамотным и работящим людям не находится сейчас работы на родине.
Вам не рассказывают об интеллигенции, вышедшей из люли, от вас скрывают, что некоторые из них сделали религиозную карьеру в среде мусульманского духовенства.
Наконец, вам нагло лгут о прирождённом тунеядстве среднеазиатских цыган. Да, их женщины сидят с протянутой рукой, а мужчины ходят по деревням, выпрашивая старую одежду. Но знаете ли вы, что эти люди постоянно ищут работу? Только намекните – они готовы поставить вам забор или выкопать траншею. Не буду уходить далеко от своего дома. Я живу в подмосковном Быково. Летом 2002 года мужчины-люли выложили каменный фонтан возле здания администрации, строили детский сад и ещё подрабатывали на строительстве частных особняков. А жёны их – кому посчастливилось – работали на Шереметьевской базе, фасуя овощи. Чтобы меня не обвинили в голословности, вынужден поместить фотографию, подтверждающую сказанное выше. Согласитесь – информацией такого рода пресса нас не балует…

Люли на строительстве в Быково. 2002 г. Фотография Н. Бессонова.

"Так это лично вам работящие люли попались",- скажет недоверчивый читатель. - Что у них общего с кочевниками?"
Загляните на мой сайт.28 Там в разделе "Этнограф" помещены фотографии всё того же табора, снятые под Шатурой. Тремя годами раньше мугат из рода "неёзкули" не могли получить работы – и вынуждены были просить на пропитание.
Можно ли говорить о каком-то криминале в связи с люли? Можно. Когда я последний раз гостил у них, стёкла в выделенном им бараке были выбиты. Поинтересовался, почему. Мне беззлобно – как будто речь идёт о погоде – объяснили, что приходили молодые русские погромщики. Мужчины были на стройке. Ребята в их отсутствие вволю повеселились.
Ещё случай. Уже в рамках закона. Цыганка пошла закупать мясо для плова, по дороге её забрали в милицию и отняли в связи с отсутствием регистрации тысячу рублей. За эти деньги Сабагат работала на фасовке перца пять дней по 12 часов. И снова её интонация была проникнута восточным спокойствим с оттенком некоторого недоумения.
А журналисты всё не унимаются. Про люли, обосновавшихся вокруг Петербурга (которых я тоже прекрасно знаю) сочиняют небылицы, выставляя их вооружёнными до зубов головорезами.

"…У “люлей” очень хорошо развита охрана лагеря, и если сунуться в табор, не зная их традиций, можно и пулю в лоб получить".

Я позже разговаривал с человеком, со слов которого напечатан этот удивительный пассаж. Как и следовало ожидать, о люли он знал понаслышке и очень удивился, когда впервые в жизни получил реальную информацию. Ну а петербуржское издание задалось пугающим вопросом:

"Выходит, в северной столице появились чуть ли не неформальные вооруженные группировки?" 29

Спешу успокоить сограждан. От люли или мугат – называйте как хотите – военной угрозы и терактов ждать не приходится. По терминологии ансамбля "Битлс" это люди-цветы, живое воплощение пацифизма и смирения. Все ужасы родились в дезинформированном сознании общества и там же со временем угаснут. Жаль только, что у лжи многомиллионная аудитория, а у правды нет ни тиражей, ни каналов распространения.
Вот горячится воронежская журналистка Юлия Гусева. В публикации "Асфальтовые люди" она называет героев своего очерка "потенциально криминальным элементом" и делает многозначительные намеки:

"Таджикских цыган,- пишет она,- кто-то, вероятно, привозит сюда “на заработки” и помогает им. Иные дети, возможно, куплены или украдены".

А далее плачется, что обошла множество правоохранительных структур (не поленилась же!) и ни в одной не нашла сочувствия.

"В милиции уверяют, что эти нищие не нарушают наших законов. …На патрульном участке 27 Центрального РУВД, который находится непосредственно на Комиссаржевской, участковые заверили нас, что побирушки из Таджикистана абсолютно безобидные и их можно только жалеть…"

Между прочим, сочувствие со стороны милиции – это весьма знаменательный факт. Оно лучше всяких просветительских статей показывает, кто перед нами. Назовите мне хоть один подобный этнос, сумевший зарекомендовать себя "идеальным" на чужой земле – причём с точки зрения профессиональных борцов с преступностью! Я с некоторым ехидством читал о мытарствах Риты Давлетшиной – уральской журналистки, которая повторила скорбный путь воронежской коллеги по официальным инстанциям. У обеих женщин оказался один стимул. Им – таким благополучным и опрятным – было морально тяжело видеть на улицах бедноту. Обе журналистки впрямую пишут, что попрошайки унижают человеческое достоинство, что за них стыдно, и что от их потрёпанной одежды хочется отвернуть глаза. А значит, нужна депортация. "Разве не имеем мы права, возвращаясь с работы, видеть вокруг себя чистых и аккуратных людей?"- возмутилась Р.Давлетшина. Увы, охотников травить приезжих в коридорах власти не нашлось. Мэр Магнитогорска оказался тряпкой. Он, видите ли, против насильственного выселения: "Всё-таки женщины, дети, как рука поднимется!.. Сами уйдут, если им подавать не будем". Народ тоже чересчур отзывчивый. Отрывает от себя последнюю копеечку. Была надежда на медиков. Ведь занесут "люди в лохмотьях" какую-нибудь заразу! Приходит журналистка в эпидемологический отдел - а там отгораживаются статистикой. Живут, дескать, приезжие отдельно, бытовых контактов нет, опасности для горожан не существует. В МВД ещё хуже. С Таджикистаном безвизовый режим. Выселять не имеем права. Наказывать не за что. "Милиция не помнит ни одного случая, когда они совершали правонарушения, тем более преступления: живут себе тихо-мирно, никого не трогают". Цитируя монолог работника пресс-службы МВД, журналистка даже увлеклась и допустила прокол. Благодаря её недосмотру образ прирождённых тунеядцев стал размываться.

"...Живут в стайках за железнодорожным вокзалом. Каждое утро оттуда целым табором едут в центр города: мужчины – на работу, а женщины и дети – просить милостыню. Мужчины обычно работают наёмниками у частных лиц, продавцами продуктов или строителями, естественно, неофициально: кому надо за них ещё и налоги платить!"
А один милиционер слушал-слушал, что нищие портят вид города, да и ляпнул: "Мало ли что горожанам они не нравятся! Это не повод для выселения. Мне много что не нравится, к примеру, девушки в коротких юбках, так что, мне их за это в тюрьму сажать прикажете?"
30

Одним словом, пришлось назойливой даме уйти ни с чем.
Копеечные доходы люли не дают покоя и другим репортёрам. Многие из них задаются вопросом: как бы устроить вокруг пришельцев с Востока выжженую пустыню? – чтобы никто не подавал. Задача, прямо скажем, непростая. Народ у нас исконно отзывчивый. Нет-нет – да и сунут в протянутую ладонь горстку мелочи.
Пробовали выдать мигрантов за наглых самозванцев:

"На наших улицах сидят цыгане в таджикских халатах. Во время всеобщего паломничества с юга в Россию они, почуяв выгоду, просто купили у таджиков их национальные одежды и стали с их помощью зарабатывать. Кстати, цыгане в большинстве своем язычники, и попрошайничество их религия не запрещает".31

Разумеется, уловка не работает. В лицах что-то восточное...
Фантазия у меня имеется. Но выход, найденный мастерами пера, оказался настолько нестандартным, что вызвал в моей душе невольное восхищение... Жалость надо давить страхом!
Т.Акашев и А.Крестовский запугивают читателей с двух концов. Версии у них взаимоисключающие, но я бы не взялся решить, кому из двоих присудить победу в заочном соревновании на самую эффективную "чернуху".
Как мы уже усвоили, главное обвинение против люли – они являются тунеядцами! Характерно восклицание Юлии Латыповой: "Все эти люди и у себя на родине особым трудолюбием никогда не отличались…И, как почти все цыгане во всем мире, трудовую деятельность в нормальном понимании этого слова никогда не начинают".32 Читатель уже знает цену подобным обобщениям. В работах любого специалиста вы найдете сведения о ремесленной деятельности люли: они испокон веков делали сита и плели из конского волоса паранджи. Среди них были ювелиры. Конечно же, бойко велась торговля вразнос. Часть цыган освоила скотоводство и земледелие, причём по сию пору важный источник дохода у так называемых кочевых люли – сезонные работы. Осенью многие семьи возвращаются из России на родину чтобы наняться на сбор хлопка и бахчевых культур. И уж, конечно, при малейшей возможности люли обращаются к сельскохозяйственному труду у нас, в северных широтах... В 2001 году одному из таборов повезло. Журналист "Нового Петербурга" А.Крестовский вынужден признать следующий факт:

"Процесс “нового оседлывания” племени люля начали агробизнесмены во Всеволожском районе области. Там в одном из совхозов (АОЗТ) приняли азиатских цыган на сезонную подсобную работу по обработке посевов, уборке сена и т.д. Нанятых кочевников привозят в совхозную столовую на завтрак, обед и ужин".

Казалось бы – чем это плохо? Потомственные тунеядцы занялись-таки полезным для России делом и меньше станут попрошайничать. Не торопитесь. Крестовский разгадал, в чем их коварный замысел. Восточные хитрецы пристроились дергать сорняки в ожидании неизбежного коммунистического переворота! Вот устроят Зюганов с Анпиловым революцию – и отдадут на радостях нашу родную российскую землицу люли!
Не верится? Тогда читайте цитату. Это финал статьи.

"Возвращаясь к таджикским цыганам, хочется напомнить о том, что обещают коммунисты-ленинцы: в час “Икс” землю отнимут у “новых помещиков” и передадут тем, кто на ней работает. Труженикам – декханам".33

Выслушав одну сторону в полемике по поводу люли, выслушаем и другую. Тимур Акашев, корреспондент из Приморья выступил в рубрике "Крим-анатомия" с сенсационными разоблачениями. Материал пришелся ко двору. В интернете его охотно перепечатывают. Исходя из этого, я предлагаю устроить свой анатомический сеанс: давайте препарируем ядовитый организм, вооружившись скальпелем истины и логики.
Итак, в начале статьи Т.Акашев сетует на излишнюю доброту русского человека:

"К сирым и убогим на Руси всегда относились с почтительным вниманием. Считалось, что нищие, блаженные духом тянут на себе груз порока и страданий за всех мирян. Поэтому не скупилась русская душа на подаяния, не жалеет она и сейчас копейки, а то и рубля на хлебушек юродивым".

Процитировав призывающие к милосердию пословицы, автор продолжает:

"Прошли годы, столетия, но не зачерствела душенька православная, к тому же для проявления всех её лучших качеств в храм можно не ходить… Последние десять лет улицы, подземные переходы, подворотни, фойе магазинов и закусочных российских городов – место “работы” смуглых женщин и их чумазых ребятишек".

В этом месте было бы уместно вылить на люли ушат помоев, обвинив их в резком ухудшении криминальной обстановки. Но в том-то и беда, что среднеазиатские цыгане живут в ладу с законом.
Идея! Именно это и представим как их недостаток!
Разве люли не мразь – если они даже украсть не могут?
Вот Тимур Акашев берется за перо… и вспоминает об уголовной ответственности за нацистскую пропаганду. Нет. От своего имени мы выступать не будем. Укроемся за анонимное мнение русско-цыганской общины:

"… Доподлинно известно, что сами цыгане, у которых на Дальнем Востоке и в Приморье в частности достаточно прочные корни… считают люли “отбросом цыганского роду-племени”. Мы не будем столь категоричны, памятуя об интернационализме и Конституции, исключающей даже лёгкий намек на межнациональную рознь. Скажем лишь, что, по словам тех же цыган, “мужчины люли не смогут ни коня увести, ни красиво обобрать простака, а единственную цель в жизни они видят лишь в одном своём предназначении – в естественном воспроизводстве”."

Мнение русских цыган закавычено. Надо полагать, именно этим канцелярско-книжным стилем ("естественное воспроизводство"), конокрады свою мысль и выразили.
Дальше-больше. Нам предлагается нехитрый силлогизм. Если люли приехали из Таджикистана (где есть наркотики) – они не могут ими не торговать. Я бы развил эту мысль до естественного завершения: если вы в гостях, и хозяева отвернулись, разве можно не украсть у них серебряную ложечку?
Понятно, на себя и своих знакомых господин Акашев распространяет презумпцию невиновности. К объекту статьи – отношение прямо противоположное:

"Глупо было бы думать, что выходцы из героинового квадрата “Таджикистан – Узбекистан – Афганистан – Пакистан” не воспользовались бы своим кочевым образом жизни, отвратительным видом и жалостливыми взываниями, для того чтобы доставлять в Россию наркотики. Даже у милицейского цербера дрогнет сердце при виде беременной женщины, протягивающей к каждому прохожему заскорузлую ручонку с просьбой о помощи. На самом деле за ширмой профпопрошаек скрываются хищные оскалы наркоторговцев, которые используют любую возможность для ввоза в Россию героина. Ни один блюститель порядка ни за какие деньги не согласится перетряхнуть провонявшее нечистотами женское и детское барахло люли, тем более раскладывать по ниточкам цветастые юбки цыганок".
"Правоохранительные органы пытаются отследить ситуацию, но, по признанию приморских борцов с оборотом наркотиков, они бессильны. То, что за 2001 оперативный год с поличным не был взят ни один торговец наркотиками из этой среды, ни один люли, нарушивший закон, говорит о слаженности и высокой самодисциплине последних".

Сам того не замечая, автор создаёт легенду о колоссальном умственном превосходстве люли над остальным человечеством. Наркоторговлей пробовали заниматься представители многих наций. И все попадались. В незавидной роли разоблаченных наркокурьеров мы видели таджиков, русских, мозамбикцев, англичан и так далее. Только восточные цыгане ухитряются выходить сухими из воды, несмотря на пристальное внимание правоохранительных органов.
Объяснений такого чуда нам предложено два. Во-первых, нас призывают поверить в запредельную брезгливость милиционеров и таможеников. Они-де не рискуют копаться в ворохе вонючих цветастых юбок. Звучит как анекдот. У женщин-люли в отличие от европейских цыганок, множества юбок нет (забыл бедняга-автор, как выглядит восточный национальный костюм). Да и стоит ли так наивно записывать оперативников в разряд тургеневских барышень? Наши милиционеры исследуют в поисках улик разложившиеся трупы. Неужели одежда люли страшнее вздувшихся тел? Кстати – необязательно самим героин вынюхивать. На то собаки есть. А они далеко не слабонервные.
Второе объяснение Тимура Акашева еще чуднее. Перед нами-де великие конспираторы. Профессионалы из компетентных органов с ног сбиваются – но у люли до сих пор ни одного провала. После таких объяснений разведкам великих держав впору почувствовать себя неполноценными. Агенты ЦРУ, Моссада, КГБ, МИ-6 то и дело попадались с поличным несмотря на все мыслимые предосторожности. Каждая спецслужба испытала горечь поражений. И лишь предусмотрительные коварные люли маскируются и заметают следы, не оставляя противникам ни единой зацепки.
Так вот где она – высшая раса! Гитлер примерял на эту роль белокурых арийцев. Наивный! Сверхчеловеками оказались цыгане Таджикистана!
А не проще ли – спрошу я – наконец поверить, что люли действительно не торгуют наркотиками? Кроме того, автору не мешает определиться. Либо восточные цыгане – пентюхи, не способные коня увести. Либо неуловимые Штирлицы в тюбетейках.
Я не стал бы так обильно цитировать Акашева, если бы не главный сюрприз, поджидающий нас в финале. Помнится, петербургский журналист пугал нас утратой исконных земель. Мелковато это. Его приморский коллега призывает опасаться за безопасность всего человечества!
Как там у Фучика? "Люди, я любил вас. Будьте бдительны!"

"Одно может показаться странным. Мы видим женщин и детей люли, но не видим мужчин. И не увидим никогда. Лишняя реклама им не нужна, поскольку мужчины заняты делом, более важным. Ежедневно и ежечасно они со скоростью курьерского поезда свозят заработанные “трудами праведными” деньги в свой координационный центр, расположенный в Новосибирске. Там эти рубли и копейки конвертируются, чтобы впоследствии оказаться в Афганистане и Чечне, Сомали и Судане, где отливаются в пули и снаряды, несущие смерть. Обращал ли кто-нибудь внимание, когда появились смуглые попрошайки на улицах наших городов? Именно тогда, когда советские войска ушли из Афганистана, а затем и Средней Азии. Когда рубль перестал быть национальной гордостью и намертво прикипел к доллару. Когда потоки беженцев захлестнули южные рубежи страны, не позволяя отделять зерна от плевел. Бытует мнение, правда, не подтверждённое документально, что пришедшие к власти в 1996 году в Афганистане талибы первыми узрели, какую выгоду таят в себе неконтролируемые орды люли, шныряющие по России. Прагматики Талибана в мгновение ока поставили эту своеобразную “пятую” колонну на службу мировому терроризму. Тем более что позволяла вера. В отличие от настоящих цыган, которые к исламу относятся с известной долей осторожности, предпочитая христианство с примесью язычества, люли забыли своего огненного бога и в конце концов приняли ислам. ...Прикормив баронов, поставив задачи и потребовав немедленной отдачи, талибы от имени Аллаха благословили люли на “работу”.

Вы все поняли, дорогие читатели? Подавая милостыню люли, вы вносите деньги в копилку Бен Ладана. Вы становитесь пособниками мирового терроризма. Пробудись же – православный люд! С нами железный Феликс!
Я давно заметил, что каждый ищет созвучия своим мыслям у духовно близких авторитетов. Для Тимура Акашева таковым оказался инициатор красного террора.

"Как тут ни вспомнить Феликса Дзержинского, считавшего, что “если вы еще не сидите, то это не ваша честность, а наша недоработка”. А о том, что бизнес мигрантов незаконен, говорят особняки, раскинутые по всей стране, “мерседесы” и платиновые челюсти цыганских баронов люли".34

Хотелось бы узнать у журналиста, где конкретно находятся "раскиданные по стране" особняки. Ну а пока доказательства не представлены, мне остается поблагодарить Тимура Акашева за то, что он, цитируя человеко-ненавистнические сентенции чекиста, не ссылался на очень похожие директивы Гиммлера.


27. Тарасова Светлана. По миру - с Памира. Воронежский курьер. № 80 (1226) 21.VII.1998.
28. В настоящий момент адрес сайта: bessonov-art.narod.ru
29. Романова Марина. Нашествие цыган-люли на Санкт-Петербург. Правда.ру. СПб., 31.VIII.2001.
30. Давлетшина Рита. Тихие цыгане на наших улицах. Уральский курьер 1.III.2001.
31. там же.
32. Латыпова Юлия Люли-люли стояли. Вечерний Новосибирск. 16.VIII.2002.
33. Крестовский А. Землю - декханам. Новый Петербург. №31 (498), 2.VIII.2001
34. Акашев Тимур. Ай, люли! 6.VI.2002.