Горе-этнографы.
 

Цыгане не первые и не последние, о которых ходят по меньшей мере странные легенды. Взять хотя бы знаменитый миф, будто евреи пьют кровь христианских младенцев. До сих пор есть люди, верящие в этот вздор. А ведь сколько раз лжецов ловили за руку!
Вспомним также с какой «глубокой и тонкой наблюдательностью» судили о Московии иноземцы в XVI веке. Если верить книгам западных авторов, оказывается, что реки зимой на Руси промерзают до самого дна и морозы такие страшные, что мужики боятся ударить лошадь. Если же кто и вытянет лошадь кнутом поперёк хребта, шкура лопается и падает к ногам несчастного животного.
Со временем познания Европы всё более приближались к действительности. И хотя до сих пор иные уверены, что в Москве ходят по улицам медведи, это уже скорее исключение, а не правило.
К сожалению, с цыганами так не произошло. Об их нравах и обычаях судят с апломбом и дремучим невежеством, достойным писателей трёхвековой давности.

"...Цыганский бог велел не только красть, но и морочить нам голову. Ведь только цыганская элита, осевшая в городах, приняла христианство. Кочевые же кланы, занимающиеся добычей средств к существованию в сельской местности, исповедует язычество."1

Журналистка Валентина Серафимова из газеты «Мегаполис-экспресс», которую мы только что процитировали, уверяет, что большинство цыган до сих пор язычники. Откуда ей знать, что цыгане приняли христианство практически одновременно с русскими и из того же источника – от православных священников средневековой Византии? С тех пор даже испанские инквизиторы не обвиняли их в том, что они тайком исповедуют языческие обряды - а вот журналистке видней!
Вы уж простите за долгую цитату из Серафимовой, которую я привожу ниже, но она просто необходима, чтобы показать уровень её «знаний» о цыганах. Заранее предупреждаю - здесь нет ни слова правды: всё от начала до конца - беспардонная ложь, рассчитанная лишь на то, что проверить никто не сможет.

«Во время свадьбы молодой цыган меняет свои здоровые зубы (верхние боковые резцы) на два золотых. Один от родного отца, другой - от матери невесты.
-Даю тебе зуб, милый батюшка, за то, что ты меня вырастил, выучил, в жизнь пустил, - говорит с поклоном новобрачный.
- Сменяю твой зубок на удачу, - говорит родной батюшка и протягивает молодожёну ювелирную безделицу, из которой позднее будет изготовлен зуб-фикса.
- Дарю тебе зуб, матушка, - внимание молодожёна переключается на тёщу. - За твою дочку, за мою жену зуб даю.
- Сменяю твой зубок на удачу, - отвечает мать невесты, подавая золотой предмет.
Со стороны может показаться, будто свадебный обмен зубами по-цыгански жульнический - не слишком «голливудский» зуб меняют на чистое золото. Однако в столь торжественный день по-другому нельзя. Родители новобрачных отдают притягивающее удачу золото мужчине, который продолжит оба рода. По такому случаю не стоит скупиться - пусть в символическом обмене свадебного ритуала этот мужчина обретёт выгоду, пусть ему вместо кости достанется золото. Тогда и в дальнейших делах его будет ждать такая же удача.
Цыганская свадьба длится два-три дня, и обряд считается исчерпанным, когда заранее подготовленный к процессу дантист ставит молодожёну золотые фиксы.
Затем начинаются семейные будни. Верная жена крепит семейный бюджет трудовыми достижениями в сфере гадания и попрошайничества, муж исправно подсчитывает прибыли. Когда заработанных женой денег оказывается достаточно не только на «поддержание штанов», но и на новый золотой зуб, любящий муж устраивает семейную вечеринку, на которой перед лицом своих товарищей торжественно объявляет: «Жена у меня - чистое золото. Зуб даю - нигде лучшей жены нет, ни у кого на свете. В честь такого признания цыганка-жена отдаёт «рому» собранное на очередной протез золотишко, а «ром», соответственно, может вручить ей зуб, когда тот выдернут. Неизвестно, куда цыганки девают зубы, которые были вытеснены из мужских ртов золотыми. Возможно, верные цыганки хранят эти зубы как амулеты. А может быть, их оставляют как пожертвования цыганским богам - бросая, скажем, под куст. Цыганские боги рассыпаны везде. Особенно они отзывчивы на приношения в виде ленточек, повязанных на деревья и кусты. Побывав близ цыганского табора, можно увидеть множество разноцветных лоскутков на самых различных растениях. Цивилизованные дачники иногда думают, что цыгане метят дорогу к табору, подвешивая по пути яркие лоскутки. Однако, это не так... Украшенные кусты и деревья - это следы цыганских молитв, призывающих здоровье и удачу.
»

Технология возникновения таких «сенсаций» проста. Любопытствующая подсаживается на вокзальной скамейке к цыганам и начинает задавать глупейшие вопросы типа: «Зачем у вас золотые зубы?»
Каков вопрос, таков и ответ. Смуглые собеседники, потехи ради, начинают плести небылицы. Всё это принимается за чистую монету, а потом разукрашивается собственными домыслами и теориями. Из статьи «Коварная тайна золотого зуба» читатели могут узнать, что:

1. «Изменить «рому» с другим мужчиной, в общем-то, не считается тяжёлым преступлением - по крайней мере до того, пока измену не заметили родственники мужа.»

2. Существуют школы, в которых цыганские мальчики и девочки ежедневно и на протяжение многих лет усердно тренируются в воровстве.

3. По цыганским законам за три «пустых» дня незадачливых воров навсегда выгоняют из табора. Если же богатая таборная семья и заступится за подростка, то изгнания не происходит - но «родная семья всё равно отвернётся от нерадивого работника навеки».

Помимо поверхностной беседы с цыганами, имеется ещё один канал для получения «достоверной» информации - работники прессы обращаются к работникам милиции. Судя по статье Серафимовой, она использовала и этот канал, расспросив милицейского лейтенанта. Результат налицо. Вот «Мегаполис-экспресс» пересказывает байку, как бароны разных таборов, делят столицу на сферы влияния:

«Если цыгане, принадлежащие к определённому клану, будут застуканы «на промысле» в чужом районе дважды или трижды, барону клана грозит либо серьёзный штраф, либо увечья. Цыганских баронов редко убивают, чаще бьют всем коллективом «баронского совета». Применение огнестрельного оружия на таких «советах» категорически запрещается. Однако, пущенные в ход кулаки, ножи и заострённые колья, помноженные на особые приёмы борьбы, делают «баронскую» разборку страшной и жестокой

Обычно мнение знающих людей никого не интересует. Вас вежливо выслушают, даже на словах согласятся с аргументацией, а потом на газетной странице вы увидите такое, что остаётся только разводить руками и подавлять в себе приступы мизантропии… Впрочем, бывают варианты. Однажды молодая корреспондентка «МК» подготовила с моей помощью статью, посвящённую азбучной истине: «Основное занятие российских цыган - это торговля». Как и следовало предполагать, начальство тут же показало девушке, что она неверно поняла редакционное задание. Её материал был отвергнут, а взамен напечатана заметка умеющего держать нос по ветру корреспондента, который нашёл удачный компромисс со своей совестью. Это был репортаж о хорошей цыганской семье (видите – автор не расист!), наотрез отказавшейся, в отличие от прочих «кочевников» сотрудничать с московской цыганской мафией.

Увы, при столкновении с цыганами традиционные методики добывания информации не работают. Краеугольный камень всякой журналистской работы - интервью. Но ведь часто цыгане при разговоре с «чужим» предпочитают откровенно дурачить собеседника в духе тех самых мифов, которые (как они прекрасно знают) существуют в сознании окружающих. Типичный образчик того, как в компактном поселении умеют водить за нос заезжих гостей - статья Жанны Дембо, увидевшая свет 25 апреля 1998 года. Журналистка «МК» явилась в цыганский посёлок с горой предубеждений. Разумеется, хозяевам сразу стало ясно, с кем они имеют дело, и они «подыграли» ей. Вот она эта статья, с необходимыми по ходу дела комментариями.

«О них даже в книжках старинных, в трактатах дореволюционных о народонаселении написано: «Зело врать способны». Цыгане - загадочные люди, живут себе рядом, дурят нас потихонечку, а мы ничего о них не знаем.
Целая нация таких проказников. «Кто их учит?» - думала я, пока мы ехали из Питера в посёлок Пери к цыганам, и радовалась своей журналистской пытливости. Сейчас приедем, замучаем вопросами: в чём ваш секрет? Как вам это удаётся?..
Первые, кого мы встретили в Пери, были цыганские дети. У младшего - годков восьми-девяти - во рту было четыре золотые коронки, и выглядел он авторитетно. У него мы и спросили о том, как пройти к барону.
»

Каждая журналистка у нас заранее знает, что без барона этот подозрительный народ жить не может. Провели её куда положено.

«Дына Георгиевич - высокий старик с усами. Суровый очень. На некоторые вопросы так прямо и говорит: «Не хочу сказать, что глупый вопрос, но бесполезный». Неудачно я спросила о голосовании. В ответ: «Цыгане голосуют так же, как все россияне». Но Дына Георгиевич считает, что правительство наше хорошее - лишь когда спит. А в состоянии бодрствования ему нравился только один Иосиф Виссарионович Сталин.»

Ну, конечно, кого же ещё любить таким диким людям? Не Брежнева же, при котором так хорошо было торговать дефицитом. Конечно, барону милее Генералиссимус, который цыган по вздорным обвинениям сажал и церкви взрывал! Тем временем корреспондентку начинают изводить меркантильные цыганки.

«В этот момент вокруг меня уже было много женщин в цветастых юбках, платках и с тонкими косами. Женщин сильно беспокоил вопрос денег. Из Тулы цыгане звонили и передавали, что там за интервью деньги платят. Мы с нашим фотографом Валей в один голос: «Денег нет, насчёт Тулы ничего не знаем». А сами старательно разговор опять в морально-этическую плоскость переводим.
- Стыдно цыганам бывает?
Смеются. «Кому стыдно? Зачем стыдно? У нас стыда нет. Так нас Бог создал. Это от Бога - уметь обманывать».
- А дети?- не сдаюсь я. - Бывает такое, что рождается цыганёнок, а у него склонности к обману нет?
- Не-а, не бывает, он же цыган. Воспитываем хорошо. Если мы их не научим, наши дети не будут знать, как зарабатывать кусок хлеба.
Возвращается барон, и женщины моментально «исчезают». Женщинам в присутствии мужчин говорить не принято. Единственная, на кого это не распространяется, - «барониха». Она в почёте, так же как муж. Барону Михаю уже 71 год, жене - 70. Весь их табор - из бессарабских цыган, раскиданных по всему бывшему Союзу. Бессарабские цыгане есть в Николаеве, Туле, Новосибирске и многих других городах. Дына Георгиевич цитирует по этому случаю соответствующую строчку из Пушкина. Он самый старший из всех баронов бессарабских цыган, и поэтому самый главный среди них. Баронство передаётся по наследству от отца к сыну, от брата к брату. И прадед, и дед Дыны Георгиевича были баронами.
»

Это просто очаровательно. Наследственный титул. Как у дворянства и королевских семей.

«- А если цыган захочет жить отдельно в городе?
- Кто захочет?
- Ну человек, цыган?
- Без меня он ничего не захочет. Родился со мной - живи со мной. Не хочешь - в другой табор отправлю.
Очень серьёзный человек - барон Дына Михай. Он так считает: «Есть 24 нации цыган - румынские, татарские, еврейские, русские и так далее. Поди разбери - какая нация хорошая, какая плохая? У нас все хорошие
».

Нет, старик Михай явно просто наслаждался возможностью лепить, что в голову придёт. «Еврейские цыгане» - это нечто особенное! Такой цыганской этнической группы на территории СНГ нет и даже теоретически быть не может. Но на то и расчёт. Прочитают статью цыгане - вот повеселятся над тем, что «барон» выдумал! А прочитают непременно, это ведь только журналистки верят в сказки о поголовной неграмотности цыган... Но внимание! Мы подходим к очень интересному пассажу.

«До этого с заместителем барона и ещё парочкой цыган мужского пола мы всё-таки пытались определиться с этической проблемой вранья. Завязался философский спор, из которого мы много узнали о тонких, глубоких взаимоотношениях цыган с Богом.
Цыгане православные и крещёные. По воскресеньям ходят в церковь и вымаливают свои грехи. Но грехов у цыган немного. Всего один - убийство. Всё остальное для цыгана вообще не грех. Обмануть или украсть - не грех совсем, даже наоборот. Во-первых, потому что Бог настойчиво велел делиться, а во-вторых, потому что цыганам «всё прощено
».

Итак вывод. Фактически автор статьи пишет, что ни разбой, ни рэкет, ни изнасилование для этого отвратительного народа не грехи. В таких мелочах никому в голову не придёт каяться. Грехом цыгане считают только убийство, и каждую неделю «по воскресеньям» - надо же какая регулярность! - замаливают грехи в храме. Выходит, цыгане убивают направо и налево. Учитывая численность цыганского посёлка (больше сотни семей) и давность его существования, вокруг уже давно должна была образоваться безлюдная пустыня... Или журналистка настолько не в ладах с русским языком, что сама не поняла, какая глупость вышла из-под её пера? Завершает она репортаж в том же игривом тоне.

«По мнению цыган, они люди от Бога. Бог создал их такими - без дома, без азбуки, обманщиками, вольными как ветер и чужими для всех. Но они живут в мире с собой, и у них есть своя «философия»
- Знаешь, уважаемая, почему нам не доверяют? Потому, что у нас вроде как нет страны. Но где же её взять?
- А нужна?
- Не-а. Мы же у вас живём!
»

Так и рождаются легенды о цыганах. С одной стороны поразительная доверчивость (тем более поразительная, что половину текста занимают рассуждения о лживости собеседников), с другой - откровенные хохмы, произносимые с серьёзным лицом. Увы, этот своеобразный юмор имеет далеко идущие последствия. Над журналисткой в посёлке Пери посмеялись, но круги от её публикации пойдут повсюду, где распространяется многомиллионный тираж. А поскольку, выступая по другим вопросам, «МК» отличается знанием дела и неплохим анализом проблем, то и здесь общественное мнение ещё на несколько делений сдвинется в сторону неприятия целого народа. Шутки «барона» Михая аукнутся на судьбе его же детей и внуков. Вот почему цыганскую интеллигенцию так задевают безграмотные публикации. Вот почему она считает, что журналистам следует отправляться в подобные экспедиции только в компании представителей цыганских обществ, при которых хозяева уже не будут рассказывать байки вроде того, что: «мы прохожих убиваем, а трупы в подполе зарываем». Если же цыгане из посёлка всё-таки не удержатся от шуток, то будет кому на обратной дороге развеять заблуждения...
Возьмём миф о распутстве цыганских женщин. Уже не первое столетие писатели, а вслед за ними и журналисты, повторяют оскорбительные для целого народа выдумки, между тем, как добрачная девственность и супружеская верность - это главное в характере цыганок. Всякий, кому приходилось видеть подлинную жизнь цыганской семьи, поразится пропасти между «литературой» и бытом. Что ж с того! Газеты не устают вбивать нам в головы мысль, что Кармен с её метаниями от одного мужчины к другому - типичная представительница своего племени. Приведу лишь один пример из длинного ряда соответствующих публикаций. Журналистка «МК» Катя Прянник клеветнически рисует мораль цыганки:

«Гордый нрав, жгучие роковые страсти, воля, кони, гитары, грязные мешки, жалкие побрякушки и милостыня, милостыня. Ясновидение и мелочное коварство. Фиксатые старухи с глазами бродячих собак и молодые колдуньи мистической красоты. Она может дать кому-нибудь в подворотне, а может и влюбить в себя на всю жизнь».2

Иногда создаётся впечатление, что у самодеятельных этнографов только одна установка – написать о цыганских нравах и обычаях всё наоборот. Цыгане, как известно, чадолюбивы - почему бы не тиснуть статью, что они при семейных ссорах берут малышей за ножки и лупят друг друга что есть силы по головам? Для цыган свадьба - это праздник? Ладно. Напишем, что цыганские девушки в ужасе трепещут перед бракосочетанием, потому что по древней традиции старейшина избивает жениха и невесту плетью!
Если бы про русских печатали такой вздор, они, пожалуй, оскорбились бы в лучших чувствах. С цыганами церемониться не принято. Даже когда заходит речь об их религиозных убеждениях, оскорбительный тон не смягчается. Вот, например, «Цыганский очерк» Николая Климонтовича, опубликованный в газете «Русский телеграф» 29 октября 1997 года. Журналист вещает:

«Интересно, скажем, что в российской глубинке они вполне могут быть православными: ходят в храм, истово крестятся. Если они завтра откочуют в Татарию - они будут примерными мусульманами. Они как бы «боятся быть уволены».

В действительности всё происходит ровным счётом наоборот. Вера в Бога у цыган – искренняя и глубокая. Это доказывается не только примерами из древней истории, но и событиями двадцатого века.
В советский период, когда усиленно насаждалось материалистическое мировоззрение, цыгане стойко придерживалась постов, обязательно держали на почётном месте иконы, соблюдали церковные праздники и т.д. Одно это показывает, чего стоят рассуждения о безразличии цыган к вере, об их «конформизме», «стремлении к выгоде». Когда этнографы и журналисты XIX века утверждали, что главное для цыган - приспособиться к религиозным требованиям властей, на это было нелегко аргументированно возразить. Но XX век поставил жестокий эксперимент. Коммунистическая партия строила общество без Бога и настойчиво требовала от каждого человека материалистического мировоззрения. Практически все народы СССР в той или иной мере поддались этому влиянию - у некоторых из них доля атеистов доходила до 50-60%. Только цыгане остались верующими, несмотря на все формы давления и идеологического воздействия; причём даже комсомольцы и члены партии не отрекались от религии, как бы опасно это порой ни было. Таким образом, можно утверждать, что история опровергла один из самых стойких мифов цыганологии.
Меняют ли в действительности цыгане одну веру на другую? История знает такие примеры. Существует ряд этнических групп, которые сейчас исповедуют ислам, будучи прежде христианами. Однако, смена веры - драматичный и долговременный процесс. Попав в другую страну, цыгане ведут себя примерно так же, как и большинство иммигрантов: первое поколение придерживается прежней конфессии, во втором уже появляются отдельные «перебежчики», и только потом, под стойким влиянием окружения, веру меняет большинство. Если мы посмотрим с этой точки зрения на русских, бежавших за рубеж после гражданской войны, то мы увидим, что не все потомки белых эмигрантов сохранили верность православию; часть приняла католицизм, часть - протестанство.
Есть ли отличия в религиозности цыган и окружающего их населения? Есть. Но это вовсе не склонность к язычеству и не конформизм, как полагают многие «исследователи». Цыгане никогда не убивали во имя веры: они не устраивали инквизиции, не травили еретиков или раскольников, не затевали религиозных войн. Разве это не ближе к истинной религиозности, нежели фанатизм иных священнослужителей? «Цыганская вера» глубока и идёт от сердца, но она ни разу за всю историю кочевого народа не перерастала в ненависть к представителям иных конфессий. Конечно, цыгане исключительно редко готовы были умереть за свои религиозные убеждения, но всё же это лучше, чем готовность убивать всех «неверных», которую мы, увы, прослеживаем практически у всех коренных народов Европы.
Итак, пресса клеветнически изображает все стороны цыганской жизни: религиозность, брак, обычаи, ментальность. Так может быть, хотя бы история народа излагается без фантазий? Ведь наука давно и прочно установила происхождение цыган… Увы, даже общеизвестные факты российские журналисты ухитряются представить в кривом зеркале. «Экспресс-газета» (№ 21 за 1995 г). даёт разворот с целым рядом материалов под общим заголовком «За цыганской звездой кочевой». О степени компетентности авторов говорит хотя бы такой отрывок:

«Современные евреи и цыгане имеют общих прародителей - арамейские (ромейские) племена. В силу разных причин они вынуждены были рассеяться по свету. Ветвь арамейцев, что осела в Индии, стала называться «цыганами». Если верить Малой советской энциклопедии, в X веке индусы их оттуда «попросили».»

Каждое слово этой редакционной справки - досужие домыслы. А ведь газета ссылается на энциклопедию, надеясь исключительно на то, что читатели поленятся проверять!
На том же незнании основывается словарь блатного жаргона, имеющего, будто бы, цыганские истоки. Приводятся слова, даже отдалённо не напоминающие цыганские: лакши - карты, ладура - свадьба.
И уж совсем ни в какие рамки не умещается заметка «Запах цыганской женщины», настолько отвратительная, что мы воздержимся от подробного цитирования. Скажем лишь, что в лучших традициях доморощеного нацизма некий музыкант П.Чернов проводит мысль, что «аромат» от цыганок - «как от туалета на парфюмерной фабрике».
А каков стиль редакционного вступления?

«Так кто же они - цыгане? Кочевое ворьё, грязные мошенники, плуты или гордое племя, от волшебной музыки которого шизели классики русской литературы?»

Вехи цыганской истории подаются с откровенно нацистских позиций. Евгений Черных пишет следующее:

«На территории Чехии смуглые кочевники объявились впервые в 1416 году, королева Австро-Венгрии Мария Тереза пыталась ассимилировать бродяг, усадить по домам. Но благородный план с треском провалился. При Гитлере чешских цыган фактически уничтожили. В Словакии судьба оказалась благосклоннее к бродячему народу. Коммунисты, придя к власти, махом исполнили то, что не удалось венценосной Марии Терезе. Издали закон, запрещающий кочевать. Лошадей перестреляли, повозки поломали. Самых упрямых упекли за мошенничество и тунеядство. Когда же режим коммунистов пал, КПЧ обвинили в том, что партия тайно стремилась превратить Чехословакию в страну... цыган. Дескать, льготы давали, денежные пособия многодетным семьям. Вот цыгане и плодились, как мухи, не работали.»

Одним словом, жаль, Гитлер не всех перестрелял - проблем было бы меньше. А ведь именно восточноевропейская ветвь цыган славится своим пристрастием к производственному труду. Вряд ли заслуживают названия тунеядства такие их ремёсла, как кузнечество, плетение корзин, изготовление корыт и кирпичей, деревянной посуды, верёвок, рыболовных сетей или веников.
Далее проводится очень интересная мысль, будто российские цыгане до сих пор в массовом порядке кочуют. Это при том, что кочующих цыган фактически не осталось. Вот как выглядит соответствующий фрагмент:

«До сих пор находятся энтузиасты, верящие в перевоспитание кочевого племени. Сравнительно недавно, например, исполком Мособлсовета прописал несколько цыганских семей в Балашихинском районе. Вскоре квартиры превратились в проходной двор... Спустя несколько месяцев, цыгане неожиданно уехали, бросив квартиры со следами кострищ на паркете».

Очевидно, по мнению «Экспресс-газеты», цыгане такие дикари, что не додумались продать жильё или сдать его внаём. Бросить дорогую недвижимость для них проще, чем найти ей выгодное применение.
Нелепые представления о кочевье, не дают покоя отечественным авторам. Наталья Бояркина во вполне респектабельной газете «Аргументы и Факты» (№43 за октябрь 1998 года) пишет следующее:

«От сумы да от тюрьмы не зарекаются. Восемь лет назад Семёну Фёдоровичу судьба вынула из колоды чёрную карту: четыре года неволи. Судили за хулиганство. Нагрянул в деревню цыганский табор, «достали» всех: приворовывали, приторговывали, меняли, дурили. Но больше всех от них пострадал брат Семёна. Его, лесника, они искололи ножом так, что еле спасли. В отместку Семён с кем мог разобраться кулаком - разобрался, а потом увёл цыганских лошадей в лес и спрятал. Табор бросился коней искать, и таким образом Луковка освободилась от непрошенных гостей. Но конокрад был народным судом наказан».

Даже если мы опустим характеристики цыган в этом опусе, можно ли поверить, будто русский мужик сумел украсть лошадей у целого табора?
И потом - интересно, всё-таки, где же в наши дни можно найти такой романтический табор - с лошадьми, да с кибитками?
Большой вклад в этнографическую науку внесла московская газета «Метро». (28 октября 1999 г.) Наконец-то выяснено, от какого слова произошло название кочевого народа - причём на нескольких языках. Заодно это вклад в лингвистику. Внимание - цитата:

«Как только их не называют. В Великобритании – «джипси», в Италии – «цигарос», в России – цыгане». Корень слова один и тот же – «обманывать, «плутовать».

А мы-то, бедные, заодно с учёными всего мира думали, что джипси, это искажённое английское egyption (египтяне), а цыгане – производное от греческого «атсингани»…

1. Серафимова В. Коварная тайна золотого зуба. «Мегаполис-экспресс» 6 марта 1996 г.

2. Прянник Е. Греховодник». "МК"., 5 июля 1996 г.